ЗАКОНОПРОЕКТ О ДОСТУПЕ К ИНФОРМАЦИИ: КАК ГОСОРГАНЫ ПРОВАЛИЛИ ПОПЫТКУ БЫТЬ ОТКРЫТЫМИ
20 февраля, 2024 - 11:36
ЗАКОНОПРОЕКТ О ДОСТУПЕ К ИНФОРМАЦИИ: КАК ГОСОРГАНЫ ПРОВАЛИЛИ ПОПЫТКУ БЫТЬ ОТКРЫТЫМИ
Автор: Администратор
74

Законопроект о доступе к информации на этапе согласования с госорганами сократили до таких пределов, что предлагаемые поправки потеряли смысл.

Рабочая группа при министерстве культуры и информации разработала поправки, согласно которым доступ к информации стал бы проще. Нет, не вседозволенность, а расширение границ там, где ранее был железный занавес. Изменений ждут общество и СМИ с 2015 года. Большой, объёмный документ разрабатывали два года, и он наконец-то оказался в мажилисе. Однако это не значит, что на выходе из парламента казахстанцы получат долгожданные изменения. Дело в том, что между предложениями рабочей группы и депутатами документ должен пройти согласование с госорганами. Часто бывает так: документ зашёл один, а вышел уже другой.

Редакция BES.media отследила изменения законопроекта на этапах его согласования. Это важно, потому что журналисты – одни из первых, кто работает с информацией, но проблемы с доступом к ней испытывают многие: юристы, общественники и даже депутаты. Благодаря анализу "что было – что стало" читатели узнают, каким мог быть закон и каким он в итоге станет.

Первая версия: идеальный закон от рабочей группы

Проактивное распространение и запись онлайн-заседаний

Одно из новшеств рабочей группы – введение понятия "проактивное распространение" – это распространение информации без запроса СМИ, общества в целом. Сведения предоставляются по инициативе обладателя информации, а это госорганы. Таким образом, по задумке членов рабочей группы, госорган покажет прозрачность своей деятельности, чтобы общественность могла принимать активное участие в принятии решений. Другими словами, госорганы должны сами, не дожидаясь запроса от СМИ, предоставлять обществу информацию, по своей инициативе. 

Более того, обязанности пресс-секретарей или пиарщиков хотели расширить: не как сейчас – просто мониторить, что пишут об их ведомстве и обеспечивать доступ к информации, а организовывать, координировать внутренний контроль, позволяющий обеспечить доступ.

Также пресс-секретарей хотели обязать записывать устный комментарий в специальный журнал учёта телефонных звонков. Это нужно для журналистов, которые порой получают информацию по телефону, но потом им приходится доказывать, что сведения получены законно.

Рабочая группа учла даже ту информацию, которую получают на онлайн-заседаниях, трансляциях, начиная от палат парламента до местных маслихатов. Сейчас достаточно обеспечить доступ к интернет-ресурсу, разработчики проекта настаивают, чтобы запись заседания и ссылки были опубликованы на общедоступном сайте.

"Вопрос онлайн-трансляции, к сожалению, не был адекватно решён с момента принятия законопроекта, то есть с 2014 года. За 9 лет не было никаких изменений. Один из примеров маслихаты. К ним сложно попасть, онлайн-трансляции не всегда проводятся. Очень много жалоб от СМИ. И вопрос адекватно не решался, поэтому в пакет поправок как раз вошли онлайн-трансляции, проведение открытых заседаний", – рассказала член рабочей группы, медиа-юрист Ольга Диденко. 

Авторы поправок требовали, чтобы заседания не были закрытым собранием чиновников. Чтобы любой желающий мог посмотреть их в открытом доступе. В законопроект ввели жёсткое уточнение, почему важно провести заседание открыто: "решения, принятые на заседаниях, проведённых в закрытом формате, незаконно, подлежат пересмотру и считаются не имеющими юридической силы".

Доступ к информации

Самым долгожданным изменением, вишенкой на торте законопроекта, были изменения в статью 5. Она об ограничении доступа к информации. Это истории про то, когда журналистам отказывают в предоставлении информации или когда населению дают неполную информацию, нарушают сроки. 

Для сравнения. Сейчас действует норма: "право на доступ к информации может быть ограничено только законами и лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты Конституционного строя, охраны общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья и нравственности населения". На эту норму госорганы и ссылаются, когда старательно замалчивают или скрывают информацию, общественно важную в том числе.

В первую очередь рабочая группа собрала конкретные причины (всего 14), по которым нельзя распространять информацию в целях защиты:

  • конституционного строя;
  • прав и свобод людей;
  • равенства сторон в суде;
  • окружающей среды;
  • экономической и кредитно-денежной политики;
  • сведений, полученных на условиях конфиденциальности;
  • информации о проверке и контроле госоргана;
  • сведений от иностранных государств, по которым не приняты окончательные решения;
  • госсекретов;
  • режима секретности;
  • электронных информационных ресурсов от несанкционированного доступа;
  • сведений, раскрывающих оперативно-служебную деятельность, оперативно-розыскные и контрразведывательные мероприятия, не содержащих государственных секретов;
  • сведений по вопросам международных организаций, содержащих конфиденциальную ограниченную информацию о переговорной позиции Республики Казахстан.

По задумке, если запрашиваемая информация не попадает ни под один из вышеперечисленных пунктов, то госорганы обязаны предоставить сведения. Остальное должно быть без маркера "табу". Однако, разработчики не учли, что под эти категории можно отнести практически любую информацию. К примеру, госоргану можно не давать информацию по тратам из Нацфонда по причине "защиты экономической и кредитно-денежной политики". Проще говоря, в этих предложениях отсуствует конкретизация.

Далее важный момент: ограничить доступ к информации должны только на определённый срок. Информация больше не должна быть тайной за семью печатями. К тому же ограничить могут не все данные, а только часть. В идеале это выглядит так: случилось происшествие, госорган сам спешит и предоставляет информацию, выходит к прессе, выдаёт полные сведения – всё, что известно на данный час. В случае необходимости умолчат о какой-то части информации (14 причин), а остальное обязаны рассказать. Через некоторое время должны предоставить полную информацию.

Рабочая группа предложила на уровне закона чётко определить, что такое ДСП (информация для служебного пользования), чтобы при отказе в предоставлении данных горсорганы безосновательно не ссылались на ДСП. Разработчики предложили метод исключения: все сведения, что не гостайна и не ДСП, можно на законных основаниях получить.

Что касается обжалования, сейчас можно оспорить ответ госоргана, если получен не полный ответ либо сорваны сроки. Важно помнить, что ограничению в доступе подлежит информация, а не документ. Если же документ содержит информацию с ограниченным доступом, для ознакомления предоставляется информация, доступ к которой не ограничен.

Если на запрос не ответили либо дали неполную, недостоверную информацию, или дали её, но не вовремя, то это нарушение КоАП РК. Штраф – от 30 до 100 МРП (1 МРП в 2024 году – 3692 тенге).

"Существует проблема с нарушениями сроков предоставления ответа на запрос, дают ответы не по существу или пытаются предоставить информацию, которая не может быть в ограниченном доступе и для журналистов, и для простых граждан. При том что в Кодексе об административных нарушениях есть статья, согласно которой предусмотрена ответственность, пусть не строгая, но даже при таком условии практически никого по ней не привлекают. Была парочка дел буквально – и всё. Конечно, требовалось расширить основания для привлечения к ответственности и, может быть, рассмотреть вопрос увеличения штрафов, потому что по опыту европейских стран – там штрафы составляют несколько тысяч евро", – сравнила Ольга Диденко. 

Доступ к информации лицам с инвалидностью

Отдельные изменения коснулись доступа к информации лицам с инвалидностью. Этой статьи вообще не было. Тут рабочая группа постаралась защитить права всех, кто не видит и не слышит. Внесено понятие аудиодескриция – вербальное описание предмета или явления, позволяющее на слух воспринять его форму и содержание.

Государство будет обязано обеспечить доступ к информации лицам с инвалидностью, в частности:

  • выпускать литературу, используя рельфно-точечный шрифт Брайля;
  • переводить на жестовый язык или субтитрирования не менее одной телепрограммы новостного характера, официальных выступлений президента, а также онлайн-трансляций заседаний палат парламента и других заседаний местного значения;
  • сделать доступным портал социальных услуг, веб-портал электронного правительства, единую платформу интернет-ресурсов госорганов;
  • внедрить синтезаторы речи на государственном языке.

Поправки, касающиеся работы парламента

Минкультуры в числе своих поправок затронуло и депутатов парламента, предложив народным избранникам ещё до начала разработки законопроекта публиковать обсуждения консультативного документа. Что это значит? Депутаты должны будут размещать проект, публичные слушания и дебаты, пояснительные записки, сравнительные таблицы на интернет-портале "Открытые НПА" для публичного обсуждения. Если изменения касаются предпринимателей, то обсудить обязательно с Национальной палатой предпринимателей.

"Проблема в том, что депутаты сразу вносят законопроект без стадий публичного обсуждения, то есть никакая рабочая группа заранее не создаётся. Для сравнения: в правительстве создают рабочую группу на уровне министерств, межведомственную группу, там по полгода рассматривают концепцию. А тут законопроект написал инициатор, в бюро комитета обсудил, все его коллеги поддержали, он сразу ушёл. Механизма гражданского общества не хватает. Если бы у парламентариев был какой-то механизм обсуждения законодательных инициатив с избирателями, которые их избрали, никто бы слово не сказал. Как бы законопроект проходит мимо общества и мимо целевой группы, которой это могло бы касаться. Сейчас депутатские законопроекты появляются ниоткуда", – объяснила неоходимость поправки медиа-юрист. 

Сокращённая версия: то, что осталось от законопроекта в парламенте

Законопроект с вышеперечисленными поправками попал в мажилис. Началась процедура согласования: каждый госорган, которого напрямую касаются поправки, вносил свои предложения, точнее, бесжалостно вырезал важные поправки.

Например, статью о доступе к информации людей с инвалидностью изменили. Никакого сурдоперевода выступлений президента и заседаний правительства не осталось, как и понятия "аудиодескрипция".

Поправку о депутатах полностью исключили.

Что касается ограничения доступа к информации, то от 14 причин осталась одна бессмысленная фраза: "Право на доступ к информации ограничивается только законами и лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, охраны общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья и нравственности населения". 

Из последней редакции законопроекта пропали нормы о том, что не вся информация может быть ограничена к доступу, и только на определённое время.

Госорганы отдали мажилисменам старую редакцию, согласно которой, информация с ограниченным доступом – это информация, отнесённая к государственным секретам, личной, семейной, банковской, коммерческой тайне, тайне медицинского работника и (или) иным охраняемым законом тайнам, персональные данные ограниченного доступа, а также служебная информация ограниченного распространения. Тут всё осталось без изменения, как есть в нынешней редакции.

От себя госорганы добавили статью 19, касающуюся госконтроля. Для понимания: субъект – это тот, кто владеет информацией (какой-либо госорган или квазигоссектор, СМИ), а объект – это то, что можно проверять. К примеру, стенды, интернет-ресурсы, веб-порталы, записи онлайн-трансляций, протоколы, стенограммы и прочее.

Контроль проводит уполномоченный орган для профилактики, без посещения субъекта. Если есть нарушение, то на имя руководителя направляется рекомендация по устранению нарушений. Есть и внеплановые проверки: когда не исправил ситуацию в первый раз, тогда нагрянут с проверкой без предупреждения. Тут субъект может впустить, а может и отказать. Если допустили к проверке, то дальше всё как у оперативников: акты, несколько экземпляров документов, подписи, согласия и прочее. Разработчики не поленились расписать механизм заполнения акта: какие данные там должны быть внесены, какие документы должен предоставить проверяющий и субъект и прочие подробности. 

Только зря расписывали – в последней редакции пункта с контролем нет. Нет и проактивного распространения информации. Практически ничего не оставили. Госорганы таким образом показали свою полную неготовность к открытости в Новом Казахстане, считают медиа-эксперты. Нет ничего нового в доступе к информации, нет ничего про общественное участие. Тем не менее рабочая группа не теряет надежды и продолжает попытки вносить снова и снова свои предложения. Борьба за доступ к информации продолжается.

 

Источник: Bes.media

Источник фото: Bes.media