ВЕРЯТ ЛИ ЖУРНАЛИСТЫ В ДЕДА МОРОЗА, ИЛИ ОТ ЧЕГО ЗАВИСИТ НЕЗАВИСИМОСТЬ?
24 марта, 2006 - 18:00
ВЕРЯТ ЛИ ЖУРНАЛИСТЫ В ДЕДА МОРОЗА, ИЛИ ОТ ЧЕГО ЗАВИСИТ НЕЗАВИСИМОСТЬ?
Автор: Администратор
934

Presscenter.kz,



Александра ЛАЗОРСКАЯ, «С пером и шпагой» №2, 24 марта 2006 г.

Независимые СМИ так называются, потому что от них ничего не зависит… 
Н.А. Назарбаев

Что такое независимая журналистика и есть ли в Казахстане независимые СМИ и независимые журналисты? Мнения на этот счет у представителей государственной власти и у самих журналистов, как правило, расходятся. Четких же критериев независимости не сформулировано до сих пор. Мы попытались сделать своего рода прорыв в этом вопросе и попросили наших коллег рассказать, что они думают на этот счет.

Айдос САРИМОВ, заместитель редактора «Жас Алаш»:

- Если отбросить идеалистические и теоретические аспекты, то независимая пресса – это газеты, журналы, каналы, которые, предоставляя мнение одной стороны, в обязательном порядке дают высказаться другой стороне. По крайней мере, искренне пытаются это сделать (говорю об этом исходя из собственного опыта, поскольку знаю, что есть очень много «сторон», которые после первого же обращения определенных газет и журналистов отключают свои телефоны, а их пресс-службы попросту «вымирают»). Не будем далеко ходить за примерами. Вспомните хотя бы то, как освещаются события вокруг политического убийства известного государственного и общественного деятеля Алтынбека Сарсенбайулы! Думаю, что тот медиафорум, который пройдет в конце апреля (если он, конечно, претендует хотя бы на минимальную объективность), должен на одном из своих семинаров рассмотреть этот вопрос. 
Есть ли в Казахстане независимые СМИ? Думаю, что их нет или почти нет. Причин тому огромное количество, первой из которых могу назвать политическую атмосферу, которая царит в обществе. На второе место надо объективно поставить недостаток знаний, умения, квалификации у самих журналистов. А потом уже все остальное. 

Виктор ВЕРК, корреспондент газеты «Время»:

- Фраза, произнесенная в свое время президентом, что независимая пресса у нас потому и независимая, что от нее ничего не зависит, уже стала расхожей, но согласиться с ней не спешу. Прежде всего, нужно понимать: от чего независима пресса? Любая пресса, будь то государственная или негосударственная, выражает интересы той или иной социальной или политической группы людей. С этой точки зрения можно говорить лишь о том, что существует пресса, которая дудит в одну дуду. Например, если «Казахстанская правда», исполняя заказ государства, пиарит его, то наши некоторые оппозиционные СМИ выполняют заказ оппозиции и, соответственно, пиарят оппозицию. Поэтому ни та, ни другая пресса не может называться независимой. 
Но у любого нормального редактора, у любого нормального журналиста существует принцип: выслушав одну сторону, слушают и другую сторону. В редакции нашей газеты мы стараемся придерживаться именно этого принципа: услышать разные точки зрения. Это, на мой взгляд, наиболее отвечает понятию «независимой прессы».
Если говорить о независимости в целом, без учета идеологической позиции граждан, а о материальной независимости, то таких изданий у нас нет. 
Но я целиком и полностью согласен с тем, что государственная пресса, та же «Казправда», раз она содержится на деньги налогоплательщиков, то общество должно осуществлять над ней свой контроль. Вообще, должен быть некий общественный совет, который бы отслеживал деятельность государственных СМИ.
Условно говоря, сегодня рынок разделился на государственные СМИ, отражающие интересы государства, оппозиционные, т.е. партийную прессу, и небольшой сегмент рынка занимает независимая пресса, которая худо-бедно старается соблюдать баланс. 

Александр ГАБЧЕНКО, корреспондент «31 канала»:

- Я сам себе часто задаю вопрос: «А есть ли вообще независимая пресса?» И за все время, что я его себе задаю, у меня не появилось однозначного ответа. Но все-таки склонен думать: то, что я делаю, можно назвать независимой журналистикой, потому что в нашем обществе принято понимать под этим если не вольнодумство, то по крайней мере свободу совести. Работая журналистом, я имею такую свободу совести и не чувствую себя зависимым. Я чувствую себя достаточно свободно для того, чтобы говорить те вещи, в отношении которых зритель не скажет мне, что я его обманываю. С этой точки зрения я вполне независимый и самодостаточный журналист. У меня есть та необходимая свобода действия, которая позволяет мне ощущать себя полноценным журналистом. 
В целом о независимости СМИ я говорить не могу, потому что считаю, что имею право говорить только за себя, а ситуацию в целом в нашей стране каждый воспринимает по-разному. Это зависит от того, к какому лагерю ты относишься, под каким знаменем стоишь или с какой ноги утром встал… Есть много фактов, в зависимости от которых произносятся те или иные слова. Но ведь политик это одно, а журналист – это совсем другое! А вообще журналистов очень часто путают с политиками, и СМИ воспринимают исключительно как политический инструмент. С этим я в корне не согласен, но не всегда удается это объяснить кому-то, кто требует от меня политизированных действий при осуществлении моей профессиональной деятельности.

Ольга КОЛОКОЛОВА, редактор областного издания «Наша Газета»:

- Интересную тенденцию я заметила в последнее время: при словах «независимая пресса» народ все чаще выдает странную такую ухмылку. Ну примерно такую, как при словах «честный чиновник». Но реально независимых СМИ, свободных как от влияния акиматов, так и от олигархических амбиций, слишком мало. Разве что немногим больше, чем честных чиновников. Оставив в стороне наукообразные размышления о природе независимости и ее общей недостижимости, я лично беру за аксиому следующее: независимость, как абсолютная красота, как всякий идеал, – та же линия горизонта. Стремиться можно – достичь нереально.
В практическом же аспекте, в условиях медиапространства Казахстана независимым имеет право считать себя СМИ, которое не работает по тычку акимата. И вообще не отрабатывает госзаказ, пиаря власть бесстыдным образом по любому поводу. Кстати, в идеале опять же в госзаказе нет ничего постыдного. Ты взял деньги за определенную работу и ее выполняешь. Плохо, когда твой читатель (зритель) не предупрежден, что журналистский материал, который ему подсовывают, – по сути своей реклама. 
Что там говорить о глубоких приседаниях перед властью, если до сих пор в Костанайской области, например, полно СМИ, которые под явно рекламной статьей не находят нужным писать банальное «На правах рекламы». Знаете, чем объясняют? Реклама с припиской хуже продается. А как ей продаваться «лучше», то бишь цивилизованней, когда всякий рекламодатель знает: можно по правилам, а можно и по праву. 
Иначе говоря, независимое СМИ сегодня – это то, которое предпочитает иметь отдельно молоко в виде информационного продукта и отдельно мух в виде пиара, в том числе и политического. И никогда не смешивает это в одном флаконе. А если кто скажет, что это очень просто и за такой абсолютно законный подход ничего не будет, пусть приезжает к нам в Костанай. Фигушки вам – ничего не будет. У нас начальство наверху сплошь приучено, что имеет право на полный пиар просто в силу своего положения. А если СМИ денег не просит и вместо пиара преподносит критику – это, конечно, уже издание абсолютно оппозиционное, подход к которому – как у Шарикова из «Собачьего сердца» к кошкам: «Уж мы их душили-душили, душили-душили…» Критика власти при этом, в принципе, даже не обязательна, достаточно не похвалить. 

Игорь ВИНЯВСКИЙ, главный редактор медиапортала Stan.kz:

Давайте вначале определимся с термином «независимость». На мой взгляд, это – способность и возможность действовать самостоятельно и быть защищенным от давления извне. Насколько самостоятельны казахстанские массмедиа? Кто может на них давить? Ну, во-первых, у любого СМИ есть учредители и собственники. Учредители принимают решение о создании СМИ на начальном этапе и в уставе оговаривают свое взаимодействие с созданным средством массовой информации. Если в уставе сказано, что учредители могут забирать часть прибыли, принимать решение о прекращении деятельности СМИ и диктовать политику редакции, можно ли расценить вмешательство учредителей в редакционную политику как давление? Наверное, нет. Потому как редактор этого СМИ знал, на что шел, и вынужден считаться с позицией учредителей. 
Если же устав запрещает учредителям вмешиваться в политику редакции, то это, безусловно, давление. Но, думаю, что в период еще только развивающегося гражданского общества всем нам придется принять это как некую догму. При равных условиях (я имею в виду постулат – перед законом все равны) наличие СМИ, выражающих интересы различных финансовых и политических групп, не так уж и плохо. Главное, чтобы и те, и другие писали правду. Пусть каждый свою, но правду. А народу уже будет из чего выбрать и кому верить. 
Если одна газета пишет, что партия N самая многочисленная и патриотическая, а вторая газета пишет, что в партию N вступают безальтернативно – либо партбилет, либо заявление об увольнении, то обе газеты могут говорить правду. И обе имеют право на существование. А мнение о партии читатели уже сами сделают, исходя из информации, которую получают. Поэтому, на мой взгляд, давление внутри – не такое опасное явление, как давление извне. И вот здесь я могу сказать однозначно, что независимых СМИ у нас практически нет. Не более десятка газет на всю республику. А электронных – ни одного. 
Есть «закрытые» темы, освещение которых в СМИ грозит им ликвидацией. Это темы о причастности окружения президента к коррупционным скандалам, это освещение акций, проводимых оппозицией (тут табу снимается, если СМИ смачно поливает эти акции грязью), это преследование инакомыслящих, это коррупция в высших эшелонах власти. Запреты на эти темы не оговорены законодательством, а обозначены политикой существующей власти. И массмедиа, позволяющие себе говорить об этом, могут быть в любой момент ликвидированы или оштрафованы на миллионы тенге.
К сожалению, отсутствие независимости сказывается и на профессионализме журналиста. Он притупляется, когда журналисту запрещают писать на общественно значимые темы, предлагая как альтернативу пропаганду или PR. Да простит меня один известный таблоид, но задать вопрос и.о. председателя партии власти (проверяя ответы на полиграфе), «верите ли вы в Деда Мороза?», и не спросить его мнения об убийстве известного политика – это профессиональная деградация. И вызвана она именно отсутствием независимости. 
Обратите внимание на цитату, вынесенную в эпиграф, – вот такое определение независимости СМИ дал наш президент, который является гарантом незыблемости Конституции. Интересно, а что должно зависеть от СМИ, если они являются всего лишь зеркалом действительности? По-моему, отсутствие независимых СМИ – это большая проблема президента. Ну, если конечно, он демократ, а не диктатор. В противном случае это – его заслуга.