ОПЯТЬ ЗАТЯГИВАЮТ ГАЙКИ — ЧТО НЕ ТАК С НОВЫМ ЗАКОНОМ О МАССМЕДИА
11 апреля, 2024 - 13:38
ОПЯТЬ ЗАТЯГИВАЮТ ГАЙКИ — ЧТО НЕ ТАК С НОВЫМ ЗАКОНОМ О МАССМЕДИА
Автор: Администратор
214

cover

Коллаж: Orda.kz

Многострадальный закон о массмедиа начали разрабатывать почти два года назад. С тех пор его неоднократно меняли и дорабатывали. Документ вызывал много критики у журналисткой общественности, депутатов и медиаэкспертов. Однако его в первом чтении всё же приняли мажилисмены в ноябре 2023 года. Не так давно стало известно о новой поправке, предложенной депутатами Асхатом Аймагамбетовым и Жанарбеком Ашимжановым — отзыв лицензии у СМИ за пропаганду нетрадиционной сексуальной ориентации, что также вызвало недоумение и критику. Редакция Orda.kz решила вспомнить, каким был документ изначально, и к чему разработчики пришли сегодня. И что же всё-таки не так с законом о массмедиа.

Пресс-карты и согласование текстов с чиновниками: каким изначально был закон о массмедиа

Рабочую группу по разработке законопроекта министерство — тогда информации и общественного развития (сейчас — культуры и информации) собрало в июне 2022 года. Туда вошли 60 человек, в том числе представители отрасли. Однако «на выходе» спустя полгода проект оказался не таким, каким его ожидали увидеть журналисты.

 

К примеру, там не было ничего сказано о сроках исковой давности по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации. Сейчас их просто нет, и эта проблема неоднократно поднималась журналистами. Из-за длительного срока исковой давности журналистам нужно сохранять архивы, видео-, аудио- и документы. Более того, такая ситуация предоставляла возможность ведения против редакций нечестной игры. 

«Раньше это был удобный вариант сведения счетов с неугодными — можно было попросить героя отрицательной публикации через три года написать жалобу на СМИ. Так часто поступали с теми СМИ, которые не устраивали по тем или иным причинам кого-то», — говорил ранее депутат Сергей Пономарев.

Кроме того, скандальной нормой стало «выполнение поручения редакции в особых условиях». Разработчики обязывали журналистов согласовывать свои материалы с чиновниками во время «особых условий», под которыми, возможно, подразумевались ЧС. А иначе — работникам СМИ могли бы отказать в выполнении своей работы.

Возмущение журналистов и экспертов вызвала также норма об обязательной пресс-карте у сотрудников СМИ. Согласно первоначальному тексту концепции законопроекта пресс-карту можно было бы получить у специальной комиссии. А среди критериев были минимум пять лет опыта работы в журналистике и профильное образование. Оговаривалось также, что комиссия могла лишить журналиста этой пресс-карты за «административные нарушение либо несоблюдение этических норм».

Были и другие предлагаемые профильным министерством нормы, которые вызывали вопросы и возмущения. 

С тех пор законопроект вошёл в парламент и был принят в первом чтении. Прошло уже более 30 заседаний рабочей группы.

Есть моменты, которые удалось отстоять

Медиаюрист и член рабочей группы Гульмира Биржанова отметила, что документ кардинально отличается от первоначальной версии.

«По словам депутатов, это самый обсуждаемый законопроект и самое большое количество рабочих групп по нему. До этого такого количества рабочих групп не было»,сказала Гульмира Биржанова.

Гульмира Биржанова / фото: Facebook

Она отмечает, что есть изменения в лучшую сторону. К примеру, сейчас там отсутствует норма о работе журналистов в особых условиях. Также удалось «продавить» норму о сроке исковой давности по делам о защите чести и достоинства. Сейчас депутаты  остановились на сроке в один год. За эту инициативу активно выступали мажилисмены Сергей Пономарёв, Никита Шаталов, Жулдыз Сулейменова. 

Кроме того, депутаты отменили норму, связанную с обязательной пресс-картой для журналистов. 

«По пресс-картам это, конечно, была такая победа. Их убрали в таком виде, в котором они существовали. Потому что, если бы она осталась, то была бы сегрегация и избирательный подход. Сейчас этого нет, будет аккредитационная карточка. Это будет своеобразным пропуском (в госорганы и парламент — Ред.) в онлайн-системе, это нормально и во многих странах есть. Единственное, я задавала вопрос министерству о том, не появится ли потом подзаконный акт, как у нас иногда бывает, что не все будут получать аккредитационную карточку, но пока что на данный момент эта норма угрозы не несёт»,считает Гульмира Биржанова.

Запрет темы ЛГБТ — вишенка на торте

Однако несмотря на принципиально важные позитивные нормы, документ всё же представляет угрозу для журналистики в стране, считает Гульмира Биржанова. Часть членов медиасообщества покинула рабочую группу, не согласившись с нынешней версией закона. 

«В последнее время на заседаниях рабочей группы выходят какие-то инициативы от депутатов, абсолютно либо частично, на мой взгляд, абсурдные, которых не должно быть в законопроекте. И да, документ уже пошёл на ухудшение (...) Некоторые члены рабочей группы вышли официально, посчитав, что принципиально мы закон поменять не сможем. Сейчас мало представителей профессии осталась в рабочей группе. Моя личная позиция — находиться там, потому что тем не менее представители медиа должны принимать участие, высказывать своё мнение по этому поводу»,отметила она.

Одна из таких последних предложенных норм — запрет пропаганды нетрадиционной сексуальной ориентации. Инициатором её стали Асхат Аймагамбетов и Жанарбек Ашимжанов.

Многие депутаты, по словам Гульмиры Биржановой, поддерживают эту инициативу, которая предусматривает приостановление деятельности СМИ. Гульмира Биржанова назвала эту норму «вишенкой на торте».

Позже депутаты Едил Жанбыршин и Самат Мусабаев предложили внести эту норму в Уголовный кодекс и приравнять к разжиганию межнациональной и социальной розни. Однако после журналистских публикаций на эту тему депутаты удалили норму из сравнительной таблицы. Войдёт ли она в проект ко второму чтению, пока неясно.

 

«Подобная попытка уже была в 2015 году, когда рассматривали закон о защите детей от вредной информации. На эти нормы было наложено вето, потому что они не соответствуют Конституции. Но, к сожалению, эту поправку очень сильно поддерживают многие депутаты в рабочей группе. Министерство её не поддерживает, потому что у них нет ни ресурсов, ни юридической базы, чтобы определять пропаганду нетрадиционной сексуальной ориентации»,отметила Гульмира Биржанова.

Закон не защищает журналистов

Представители медиасообщества настаивали на том, чтобы новый закон гарантировал безопасность журналистам в их работе. Однако сейчас документ, очевидно, направлен больше не на защиту, а на регулирование. 

«Мы предлагали ввести статью "Правые гарантии профессиональной деятельности журналиста", которая включала бы в себя реакцию министерства информации на нарушение прав журналистов. Но правительство не поддержало. Оставив в редакции Сергея Пономарёва — страхование в случае вреда жизни и здоровью журналиста при исполнении профессиональных обязанностей. Собственник СМИ обязан возместить ему вред. Это тоже важно и должно быть»,сказала Гульмира Биржанова.

Но эксперт отмечает, что должны быть и гарантии безопасности в повседневной работе журналиста, а не только в условиях угрозы жизни и здоровья.

«Дополнительной защиты для вас в законе не будет. Остаётся статья Уголовного кодекса "Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста". Сейчас депутаты думают, как сделать, чтобы она стала рабочей. Но, я боюсь, что от ужесточения наказания она не заработает. Одно из предложений — ввести дополнительную административную ответственность за нарушение прав журналистов. Ведь существуют нарушения, когда журналистов выгоняют откуда-то, ломают штативы, камеры. На уголовную ответственность это не тянет. А вот когда журналиста побили, подожгли автомобиль или брызнули баллончиком в лицо — привлекать уже по уголовной статье»,говорит медиаюрист.

Однако пока эти предложения на стадии обсуждения и войдут ли в окончательную версию — неизвестно. 

Фото: pixabay

Аккредитация иностранных СМИ и ситуация с «Радио Азаттык»

Другая норма, которая вызвала беспокойство, связана с аккредитацией иностранных СМИ. Эти полномочия остаются за МИД РК. Ведомство и сейчас занимается этим согласно подзаконным актам. Разработчики же хотят эту компетенцию вывести на уровень закона. 

«Плюс ещё появилась норма, связанная с тем, что журналистам иностранных СМИ, которым отказали в аккредитации, будет запрещено работать. То есть сейчас юридически запрета нет. А в новом законопроекте уже будет запрет. Мы считаем, что это нарушение Конституции, ведь чаще всего речь идёт о гражданах Казахстана»,говорит Гульмира Биржанова.

Скандал с аккредитацией журналистов иностранного издания как раз случился недавно — отказ получило «Радио Азаттык». При этом главное дипведомство страны по-прежнему не сообщает, по какой конкретно причине отказало в казахстанской аккредитации журналистам издания. 

«Мы следим, стараемся принимать участие, наблюдаем за этим процессом. Потому что на самом деле мы считаем не совсем правильным отказать практически всем журналистам. В формулировке МИДа причина — систематическое нарушение законодательства о СМИ. Их привлекали к административной ответственности за распространение ложной информации. Но они уже понесли ответственность, у нас за одно и то же правонарушение не может быть несколько наказаний. Да и при чём тут остальные журналисты. Это такой вот прямо показательный процесс с опасной тенденцией»,добавила Гульмира Биржанова.

Фото: Orda.kz

Госзаказ по прежнему непрозрачен

Большой блок закона связан с информполитикой и госинформзаказом. Частным СМИ будут выделять гранты. Однако это, по мнению Гульмиры Биржановой, сути не меняет.

«Наше предложение было, чтобы деньги выделялись на определённые тематики, которые нужны Казахстану, социальные, к примеру. А не связанные с продвижением имиджа акимов. Ну и плюс наше постоянное требование  прозрачности и подотчётности. Кроме того, не во всех регионах деньги доходят до журналистов в том объёме, в котором выделяются. Одно из предложений было, чтобы у журналистов, работающих по госзаказу, зарплата была выше. Но это тоже не прошло. Хотя, я считаю, раз вы выделяете эти деньги, они должны доходить до творческого коллектива»,говорит Гульмира Биржанова.

В законопроекте также есть нормы о выделении бюджетных денег на детские программы и на поддержание периодических изданий.

Споры по поводу госязыка

Спорной оказалась и норма, связанная с государственным языком на телевидении. Здесь депутаты пока ещё не пришли к консенсусу.

«Министерство предлагает 60 на 40 % (контент на казахском и русском языках — Ред.), а до этого было в законе 70 на 30 %. Депутаты вообще требуют 80-90-100 %. Но мы здесь поддерживаем позицию министерства, потому что наши медиа не готовы ещё к 70 на 30 %. У нас нет столько контента. Одно из предложений — делать это поэтапно. Пока что норма обсуждается, и она, наверное, единственная, по которой мнения депутатов разделились»,говорит медиаюрист.

СМИ собираются мониторить на предмет «нравственного вреда обществу»

Норма о мониторинге СМИ на предмет «нанесения вреда нравственному развитию общества и нарушения общечеловеческих, национальных, культурных и семейных ценностей» тоже вызвала недоумение. Непонятно, кто будет давать определения таким расплывчатым понятиям. И нет гарантии, что завтра это не станет поводом для необоснованных санкций в сторону журналистов.

«Потому что это абсолютно субъективные понятия. У каждого свои определённые ценности, у всех понимание ценностей абсолютно разное. Мне кажется, точку поставила ситуация с "Хабаром". Если раньше ещё был какой-то спор на эту тему, то после скандального шоу на канале норму эту поддержали (...) Но, честно говоря, как этот механизм будет работать (непонятно — Ред.), возможно, какие-то предупреждения будут. Но опять же нет оснований, чтобы вред нравственному развитию общества стал поводом для приостановки СМИ»,считает Гульмира Биржанова.

Немало в документе было сказано о суицидах. К примеру, новый закон запретит публиковать информацию, «содержащую побуждающие к совершению суицида аргументы, включающие утверждения (суждения), не содержащие прямого либо явного побуждения, но способные склонить к принятию решения о совершении суицида, в том числе посредством приведения конкретных примеров, популяризирующих конкретные действия других людей, которые уже совершили суицид и (или) содержащих утверждения (суждения) о преимуществах, которые получили лица, совершившие суицид, в том числе представление суицида как приемлемого, логичного и закономерного в современном обществе поступка». Это лишь одна из норм о суицидах. И непонятно, могут ли в будущем расценить попытку СМИ в освещении проблемы суицидов как призыв к ним.

«Есть закон о защите детей от вредной информации. И там в принципе похожая формулировка содержится. И многие юристы нас поддерживали: зачем лишний раз нагружать законодательство? Я понимаю, что эта проблема есть в Казахстане. Но причина тут не в публикациях в СМИ. И думать, что этим запретом можно решить проблему, абсолютно неправильно. Как это будет работать на практике, очень сложно говорить, наличие видеотекста, абсолютно любую информацию можно отнести (к нарушению — Ред.). Как будто бы норма благая, но, к сожалению, в дальнейшем она может сильно широко трактоваться»,отметила Гульмира Биржанова.

Особый статус контроля

Подытоживая, Гульмира Биржанова отметила, что нормы, которые проходят под эгидой патриотизма, активно поддерживаются в законе о массмедиа, даже если являются разрушительными для этих самых медиа.

«В этом законе сейчас делается так, чтобы бедных журналистов зарегулировать, мы не даём им свободы»,считает она.

Интересно, что в законе есть норма об особом статусе журналиста. Однако какой-либо основательной нагрузки и реальных преимуществ для работников СМИ она в себе не несёт.

«Как будто бы появился особый статус, но что он даёт? Я под особым статусом хотела бы видеть защиту безопасности и реальные гарантии профессии журналиста. Сейчас, честно говоря, этот закон вас не защищает. Особый статус там больше понятие декларативное»,говорит Гульмира Биржанова.

При этом, по её мнению, в законе упускают и одну важную вещь — информационную безопасность страны, противостояние отечественных медиапропаганде, которая идёт, в том числе, из соседних стран.

«Государство сейчас должно, наоборот, думать о том, чтобы использовать журналистов в борьбе с этой дезинформацией, пропагандой. Это большая проблема, чем то, что они сейчас вводят — норму по запрету пропаганды нетрадиционной ориентации. Нужно, чтобы люди не читали непроверенную информацию, а верили журналистам. А если вот так зарегулировать журналистов и поставить им везде рамки (как это хотят сделать в новом законе — Ред.) журналистика не будет развиваться, не будет свободна», заключила эксперт.

Но, возможно, надежда ещё есть, поскольку закон о массмедиа ждёт ещё немало обсуждений — второе чтение в Мажилисе (которое состоится в скором времени) и два чтения в Сенате. Каким он уйдёт на подпись президенту, остаётся только догадываться.

Источник: Orda.kz

 

«Подобная попытка уже была в 2015 году, когда рассматривали закон о защите детей от вредной информации. На эти нормы было наложено вето, потому что они не соответствуют Конституции. Но, к сожалению, эту поправку очень сильно поддерживают многие депутаты в рабочей группе. Министерство её не поддерживает, потому что у них нет ни ресурсов, ни юридической базы, чтобы определять пропаганду нетрадиционной сексуальной ориентации»,отметила Гульмира Биржанова.

Закон не защищает журналистов

Представители медиасообщества настаивали на том, чтобы новый закон гарантировал безопасность журналистам в их работе. Однако сейчас документ, очевидно, направлен больше не на защиту, а на регулирование. 

«Мы предлагали ввести статью "Правые гарантии профессиональной деятельности журналиста", которая включала бы в себя реакцию министерства информации на нарушение прав журналистов. Но правительство не поддержало. Оставив в редакции Сергея Пономарёва — страхование в случае вреда жизни и здоровью журналиста при исполнении профессиональных обязанностей. Собственник СМИ обязан возместить ему вред. Это тоже важно и должно быть»,сказала Гульмира Биржанова.

Но эксперт отмечает, что должны быть и гарантии безопасности в повседневной работе журналиста, а не только в условиях угрозы жизни и здоровья.

«Дополнительной защиты для вас в законе не будет. Остаётся статья Уголовного кодекса "Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста". Сейчас депутаты думают, как сделать, чтобы она стала рабочей. Но, я боюсь, что от ужесточения наказания она не заработает. Одно из предложений — ввести дополнительную административную ответственность за нарушение прав журналистов. Ведь существуют нарушения, когда журналистов выгоняют откуда-то, ломают штативы, камеры. На уголовную ответственность это не тянет. А вот когда журналиста побили, подожгли автомобиль или брызнули баллончиком в лицо — привлекать уже по уголовной статье»,говорит медиаюрист.

Однако пока эти предложения на стадии обсуждения и войдут ли в окончательную версию — неизвестно. 

Фото: pixabay

Аккредитация иностранных СМИ и ситуация с «Радио Азаттык»

Другая норма, которая вызвала беспокойство, связана с аккредитацией иностранных СМИ. Эти полномочия остаются за МИД РК. Ведомство и сейчас занимается этим согласно подзаконным актам. Разработчики же хотят эту компетенцию вывести на уровень закона. 

«Плюс ещё появилась норма, связанная с тем, что журналистам иностранных СМИ, которым отказали в аккредитации, будет запрещено работать. То есть сейчас юридически запрета нет. А в новом законопроекте уже будет запрет. Мы считаем, что это нарушение Конституции, ведь чаще всего речь идёт о гражданах Казахстана»,говорит Гульмира Биржанова.

Скандал с аккредитацией журналистов иностранного издания как раз случился недавно — отказ получило «Радио Азаттык». При этом главное дипведомство страны по-прежнему не сообщает, по какой конкретно причине отказало в казахстанской аккредитации журналистам издания. 

«Мы следим, стараемся принимать участие, наблюдаем за этим процессом. Потому что на самом деле мы считаем не совсем правильным отказать практически всем журналистам. В формулировке МИДа причина — систематическое нарушение законодательства о СМИ. Их привлекали к административной ответственности за распространение ложной информации. Но они уже понесли ответственность, у нас за одно и то же правонарушение не может быть несколько наказаний. Да и при чём тут остальные журналисты. Это такой вот прямо показательный процесс с опасной тенденцией»,добавила Гульмира Биржанова.

Фото: Orda.kz

Госзаказ по прежнему непрозрачен

Большой блок закона связан с информполитикой и госинформзаказом. Частным СМИ будут выделять гранты. Однако это, по мнению Гульмиры Биржановой, сути не меняет.

«Наше предложение было, чтобы деньги выделялись на определённые тематики, которые нужны Казахстану, социальные, к примеру. А не связанные с продвижением имиджа акимов. Ну и плюс наше постоянное требование  прозрачности и подотчётности. Кроме того, не во всех регионах деньги доходят до журналистов в том объёме, в котором выделяются. Одно из предложений было, чтобы у журналистов, работающих по госзаказу, зарплата была выше. Но это тоже не прошло. Хотя, я считаю, раз вы выделяете эти деньги, они должны доходить до творческого коллектива»,говорит Гульмира Биржанова.

В законопроекте также есть нормы о выделении бюджетных денег на детские программы и на поддержание периодических изданий.

Споры по поводу госязыка

Спорной оказалась и норма, связанная с государственным языком на телевидении. Здесь депутаты пока ещё не пришли к консенсусу.

«Министерство предлагает 60 на 40 % (контент на казахском и русском языках — Ред.), а до этого было в законе 70 на 30 %. Депутаты вообще требуют 80-90-100 %. Но мы здесь поддерживаем позицию министерства, потому что наши медиа не готовы ещё к 70 на 30 %. У нас нет столько контента. Одно из предложений — делать это поэтапно. Пока что норма обсуждается, и она, наверное, единственная, по которой мнения депутатов разделились»,говорит медиаюрист.

СМИ собираются мониторить на предмет «нравственного вреда обществу»

Норма о мониторинге СМИ на предмет «нанесения вреда нравственному развитию общества и нарушения общечеловеческих, национальных, культурных и семейных ценностей» тоже вызвала недоумение. Непонятно, кто будет давать определения таким расплывчатым понятиям. И нет гарантии, что завтра это не станет поводом для необоснованных санкций в сторону журналистов.

«Потому что это абсолютно субъективные понятия. У каждого свои определённые ценности, у всех понимание ценностей абсолютно разное. Мне кажется, точку поставила ситуация с "Хабаром". Если раньше ещё был какой-то спор на эту тему, то после скандального шоу на канале норму эту поддержали (...) Но, честно говоря, как этот механизм будет работать (непонятно — Ред.), возможно, какие-то предупреждения будут. Но опять же нет оснований, чтобы вред нравственному развитию общества стал поводом для приостановки СМИ»,считает Гульмира Биржанова.

Немало в документе было сказано о суицидах. К примеру, новый закон запретит публиковать информацию, «содержащую побуждающие к совершению суицида аргументы, включающие утверждения (суждения), не содержащие прямого либо явного побуждения, но способные склонить к принятию решения о совершении суицида, в том числе посредством приведения конкретных примеров, популяризирующих конкретные действия других людей, которые уже совершили суицид и (или) содержащих утверждения (суждения) о преимуществах, которые получили лица, совершившие суицид, в том числе представление суицида как приемлемого, логичного и закономерного в современном обществе поступка». Это лишь одна из норм о суицидах. И непонятно, могут ли в будущем расценить попытку СМИ в освещении проблемы суицидов как призыв к ним.

«Есть закон о защите детей от вредной информации. И там в принципе похожая формулировка содержится. И многие юристы нас поддерживали: зачем лишний раз нагружать законодательство? Я понимаю, что эта проблема есть в Казахстане. Но причина тут не в публикациях в СМИ. И думать, что этим запретом можно решить проблему, абсолютно неправильно. Как это будет работать на практике, очень сложно говорить, наличие видеотекста, абсолютно любую информацию можно отнести (к нарушению — Ред.). Как будто бы норма благая, но, к сожалению, в дальнейшем она может сильно широко трактоваться»,отметила Гульмира Биржанова.

Особый статус контроля

Подытоживая, Гульмира Биржанова отметила, что нормы, которые проходят под эгидой патриотизма, активно поддерживаются в законе о массмедиа, даже если являются разрушительными для этих самых медиа.

«В этом законе сейчас делается так, чтобы бедных журналистов зарегулировать, мы не даём им свободы»,считает она.

Интересно, что в законе есть норма об особом статусе журналиста. Однако какой-либо основательной нагрузки и реальных преимуществ для работников СМИ она в себе не несёт.

«Как будто бы появился особый статус, но что он даёт? Я под особым статусом хотела бы видеть защиту безопасности и реальные гарантии профессии журналиста. Сейчас, честно говоря, этот закон вас не защищает. Особый статус там больше понятие декларативное»,говорит Гульмира Биржанова.

При этом, по её мнению, в законе упускают и одну важную вещь — информационную безопасность страны, противостояние отечественных медиапропаганде, которая идёт, в том числе, из соседних стран.

«Государство сейчас должно, наоборот, думать о том, чтобы использовать журналистов в борьбе с этой дезинформацией, пропагандой. Это большая проблема, чем то, что они сейчас вводят — норму по запрету пропаганды нетрадиционной ориентации. Нужно, чтобы люди не читали непроверенную информацию, а верили журналистам. А если вот так зарегулировать журналистов и поставить им везде рамки (как это хотят сделать в новом законе — Ред.) журналистика не будет развиваться, не будет свободна», заключила эксперт.

Но, возможно, надежда ещё есть, поскольку закон о массмедиа ждёт ещё немало обсуждений — второе чтение в Мажилисе (которое состоится в скором времени) и два чтения в Сенате. Каким он уйдёт на подпись президенту, остаётся только догадываться.

 

Источник: Orda.kz