МАЖИЛИС ОДОБРИЛ В ПЕРВОМ ЧТЕНИИ ПРОЕКТ ЗАКОНА «О МАСС-МЕДИА». ЧТО С НИМ НЕ ТАК?
9 декабря, 2023 - 18:22
МАЖИЛИС ОДОБРИЛ В ПЕРВОМ ЧТЕНИИ ПРОЕКТ ЗАКОНА «О МАСС-МЕДИА». ЧТО С НИМ НЕ ТАК?
Автор: Администратор
84

Журналистское сообщество уже долго обсуждает обновление законодательства в своей сфере и активно отстаивает нормы, которые бы облегчили и улучшили их работу

Несмотря на нарекания и спорные моменты, законопроект в первом чтении приняли. Что не нравится депутатам и журналистам? Какие положительные моменты отмечают специалисты? И как новшества могут отрази­ться на информировании общества?

«НК» приводит точки зрения министра культуры и информации Аиды Балаевой, депутатов Мажилиса и медиаэкспертов.

87 из 91

Именно столько депутатов проголосовали за одобрение законопроекта, несмотря то, что многие отмечали нестыковки и откровенно выступали против некоторых норм.

На пленарном заседании Мажилиса новый документ представила Аида Балаева. Перечислим главные новые пункты: срок исковой давности к материалам СМИ планируется сократить до трех лет (ранее он был бессрочным), срок предоставления ответов на запросы СМИ уменьшат с семи до пяти дней, для более эффективного ведения информационной политики вводится грантовое финансирование, ориентированное на творческую составляющую проекта, для автоматизации процессов аккредитации предлагается введение пресс-карт.

Последняя норма, как ни одна другая, вызвала множество негативных откликов. Журналисты считают, что те условия, при которых выдача этих самых карт возможна, автоматически создадут дискриминацию среди представителей СМИ. Чтобы получить заветную пресс-карту, корреспонденту нужно будет иметь профильное или смежное образование, не менее трех лет опыта в профессии. Кроме того, выдавать этот документ будет специальная комиссия.

Этим нововведением возмутились сразу два депутата партии «Аманат». Сергей Пономарев (по профессии журналист – прим. ред.) попросил избавить СМИ «от излишней опеки».

– Иметь диплом смежной специальности – это бред. Авторы Телеграм-каналов не имеют ни стажа, ни образования. Что касается выдачи карт комиссией, то есть риск, что получат их только любимчики. Налицо сегрегация журналистов, – заявил Пономарев.

Мажилисмен Айдос Сарым напомнил, что представители медиа на всех заседаниях говорили о своем недовольстве пресс-картами. Тогда почему эту норму не исключили?

 

– Это может ограничивать права журналистов. Мы, депутаты фракции «Аманат», против такой реформы, – высказался Сарым.

Аида Балаева не согласилась с этим мнением и настаивала, что новшество направлено на упрощение работы корреспондентов. Только каким образом, непонятно.

– Этот пункт подвергся горячему обсуждению. До второго чтения он будет всесторонне изучен и обсужден. Мы не собираемся категорично внедрять эту норму, учтем мнения журналистов, – заверила Балаева.

Надо заметить, эта норма принадлежит министерству. Именно этот пункт чиновники преподносили как главное новшество законопроекта.

Чем отличается традиционный госзаказ от грантового финансирования, которое хотят ввести? Балаева объяснила, что сейчас при анализе отработанного плана идет подсчет символов, а суть отходит на второй план.

– Информация может быть не раскрыта должным образом, то есть в творческом плане качество оставляет желать лучшего. При грантовом финансировании упор будет сделан именно на всестороннюю раскрытость темы. Если эта система покажет эффективность, опыт будет распространен и в регионы, – доложила министр.

Еще один обсуждаемый вопрос – сроки исковой давности. Есть случаи, когда на журналистов подают в суд и через 10-15 лет после выхода материалов. Речь идет о делах, касающихся защиты чести и достоинства. Депутаты Ринат Заитов и Сергей Пономарев считают, что корреспонденты не должны хранить свои архивы столько лет. Не согласен с чем-то? Выясняй отношения сразу!

– Медиаэксперты выражают мнение, что сроки должны быть сокращены до года в соответствии с международным опытом. Но и тут они варьируются от года до трех лет. Какова ваша позиция? – задал вопрос Заитов.

– Сами журналисты просят установить срок один год. Я как министр готова поддержать. Но наши уполномоченные органы хотят привести эту норму в соответствии с Гражданским кодексом – три года. Мы снова можем собраться и прийти к единому мнению, – сказала Аида Балаева.

Говорится в законе и об особом статусе журналиста, однако фактически ни одна норма эту формулировку не подкрепляет. Это заметили депутаты. У

СМИ отбирают камеры, не пускают на совещания. Как с этим бороться? В Уголовном кодексе есть ст. 158 «Воспрепятствование законной деятельности журналиста», но в жизни такие дела до суда, как правило, не доходят. Будут ли какие-то поправки в этой части?

– Мы готовы рассмотреть этот вопрос до второго чтения, – отметила Балаева без какой-либо конкретики.

Работу СМИ особо раскритиковал депутат партии «Ауыл» Анас Баккожаев. Он считает, что журналисты в последнее время обленились, не выходят из офисов и пишут материалы только по пресс-релизам. В этой связи, чтобы «растормошить» СМИ, законопроект предлагает вводить для журналистов так называемый творческий день, однако Минтруда выступает против. Суть этого пункта на заседании не пояснили.

Еще одна положительная норма, которую отметили все, – сокращение срока ответа на запрос до пяти рабочих дней. У нас нет новостей со словом вчера, как выразился Сергей Пономарев, но власти часто тянут с предоставлением информации. Новые сроки позволят помочь СМИ оперативно создавать новости.

СБОРНАЯ СОЛЯНКА

Так медиаэксперты, которые входили в рабочую группу по обсуждению законопроекта, характеризуют некоторые его особенности. Например, название. Закон «О масс-медиа». Что входит в это понятие? Любые интернет-ресурсы, в том числе незарегистрированные сайты, блоги, мобильные приложения, а также официальные СМИ. Так закон для кого? Предполагалось, что для журналистов, а в итоге власти хотят контролировать весь интернет. К слову, социальные сети подпадают под другой Закон – «Об онлайн-платформах».

 

– Законопроект должен быть только о журналистах, а получилась солянка. На практике возникнет много проблем с регулированием интернет-среды, – считает руководитель ОФ «Правовой медиа-центр» Диана Окремова.

С ней согласна медиаюрист Ольга Диденко. Эксперт подчеркивает, что текущие положения едва ли облегчают работу журналистов. Зато есть те, которые можно расценивать как ограничения.

– Нет ни одной нормы, которая касалась бы безопасности журналистов. Ответов на наши вопросы на обсуждениях рабочей группы мы не получили, – констатирует Диденко. – Мы бьемся за введение дополнительной административной ответственности за нарушение прав журналистов. Статья должна гарантировать публичность судебного разбирательства, а профильное министерство обязано реагировать на такие факты.

Не верят эксперты, что и предлагаемая грантовая система сделает процедуру распределения госзаказа прозрачной.

 

– Нет гарантии, что госзаказ будет доступен для всех медиа. Из года в год бюджетные деньги получают одни и те же СМИ, – продолжает Ольга Диденко. – Еще мы предлагаем сделать грантовую процедуру с четкими тематическими направлениями – развитие культуры, защита прав и интересов детей, экологические вопросы и т.д. Важно уйти от пропаганды и освещения госпрограмм в фокус тем и таким образом дать СМИ свободу. Чтобы они раскрывали темы так, как им кажется правильным, чтобы их аудитории было понятно.

– Необходимо исключить пиар чиновников, мы за четкие измеряемые результаты. Среди частных СМИ госзаказ получают всего 2%, 80% медиа – одни и те же. Это не способствует развитию конкуренции, – добавляет Диана Окремова. – Министерство утверждает, что новая система будет подотчетной. Предлагается создать портал, где все процессы распределения денег будут открыты. Сейчас эти данные закрыты. Налогоплательщики должны знать, кому и за что они платят.

А еще в СМИ было бы хорошо делать пометки «платный материал», если он написан по чьему-либо заказу. Эксперты уверены, что это усилит доверие аудитории. Люди будут знать, где материал редакционный, то есть объективный, а где заказной.

– В новом законопроекте не отражена проблема отсутствия автономности редакционной политики. На журналистов давят собственники изданий, акиматы, если у СМИ есть госзаказ. Но никто эти отношения не регулирует, – акцентировала внимание Ольга Диденко.

Что касается пункта о введении творческого дня для журналистов, то Диана Окремова считает его в нынешней формулировке бесполезной.

– Сейчас это звучит так: работодатель вправе предоставить журналисту возможность не находиться постоянно в офисе. Но ведь любой работодатель может это сделать и без указанной нормы! – недоумевает Окремова. – А если он не захочет, то делать этого вовсе не будет. Если бы формулировка была такой: журналист вправе иметь один день творческого отдыха, это бы меняло ситуацию. Но об этом пока речь не идет.

Юрист ОФ «Правовой медиа-центр» Гульмира Биржанова вовсе назвала новый законопроект «франкенштейном».

– Закон «О СМИ» 1999 года немножко подлатали, объединили с Законом «О телерадиовещании» и сделали такого «франкенштейна». Новый законопроект «О масс-медиа» содержит 82% старых норм из действующего законопроекта. Единственное, что есть новое – это пресс-карты и срок исковой давности. Остальная структура остается прежней, – подытожила Гульмира Биржанова.

Чем принятие сырого закона чревато для общества? Если журналистов официально станут делить на «удобных» и «неугодных», то у людей возникнут проблемы с доступом к разносторонней информации. Если тех, кто препятствует работе СМИ, не начнут наказывать, журналисты будут уходить из профессии. В конце концов в попытках контролировать инфосреду государство сделает хуже только себе, но осознает это намного позже.

Татьяна ФАЙЛЬ,

фото из открытых источников

 

Источник: Top-news.kz