ЧТО НЕ ТАК С АРГУМЕНТАМИ МИОР В ПОЛЬЗУ ЗАКОНА «О МАСС-МЕДИА»?
3 марта, 2023 - 10:25
ЧТО НЕ ТАК С АРГУМЕНТАМИ МИОР В ПОЛЬЗУ ЗАКОНА «О МАСС-МЕДИА»?
Автор: Администратор
190

13 февраля в прямом эфире на площадке телеканала Atameken Business вице-министр информации и общественного развития РК Канат Искаков в дискуссии с экспертами привёл несколько аргументов в пользу принятия закона «О масс-медиа». Редакция Factcheck.kz проверила слова вице-министра на соответствие фактам.

О работе в «особых условиях», введении пресс-карт и доверии СМИ

Утверждение: Вопрос не стоит, что мы должны согласовывать в рядовой ситуации или же в социальных проблемах, в тех же самых коммунальных проблемах в ряде городов. Абсолютно такого порядка согласования нет, тем самым цензуры. Мы здесь руководствуемся базовыми принцами любого журналиста — это распространение достоверной информации. Согласование будет происходит лишь при проведении силовых операций. Журналисты при выполнении поручений редакции в особых условиях согласовывают информационные сообщения с должностными лицами, если в стране или регионе объявлен ЧС.

Канат Искаков в эфире Atameken Business (тайм-код 10:43)

Вердикт: Манипуляция

Вице-министр утверждает, что речь идёт только о согласовании сообщений при силовых операциях, однако, согласно проекту закона, «особые условия» подразумевают «условия деятельности на территории Республики Казахстан, на которой введён режим чрезвычайной ситуации социального, природного и техногенного характера согласно законодательству Республики Казахстан, при пограничных вооруженных конфликтах, в зоне проведения антитеррористической операции, в районах ведения боевых действий и в военное время».

Согласно закону «О чрезвычайном положении», чрезвычайная ситуация социального характера — чрезвычайная ситуация, обусловленная возникновением на определенной территории противоречий и конфликтов в сфере социальных отношений, которые могут повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, причинение вреда здоровью, значительный имущественный ущерб или нарушения условий жизнедеятельности населения. Другими словами, особыми условиями можно посчитать и условный марш протеста, из-за которого будут перекрыты несколько улиц.

При этом согласованием всё не ограничивается. Так, п.1 ст.26, регулирующей выполнение работы в особых условиях, гласит, что порядок этой работы определяется уполномоченным органом по согласованию с органами национальной безопасности, внутренних дел, министерством обороны и уполномоченным органом в сфере гражданской защиты. К выполнению работы в особых условиях, согласно п.2, допускаются журналисты, прошедшие профессиональную подготовку или повышение квалификации опять же в порядке, определяемом МИОР по согласованию с вышеупомянутыми органами. П.3 добавляет, что журналисты допускаются к выполнению поручения редакции в особых условиях с разрешения должностного лица органа национальной безопасности и других вышеупомянутых органов.

Из п.4 ст.26 мы узнаём, что, помимо согласования сообщений с должностными лицами, при работе в особых условиях журналисты соблюдают указания закрепленных за ними должностных лиц. Согласно п.5 ст.26, журналистам, работающим в особых условиях, запрещается распространять информацию, «дискредитирующую силовые ведомства, подрывающую общественный порядок и обороноспособность Республики Казахстан», а также «о тактике, формах, методах, составе, дислокации подразделений и информации, которая потенциально способна нанести вред государственным органам при обеспечении общественного порядка и обороны Республики Казахстан». Кто определяет, какая информация дискредитирует госорганы — непонятно. Однако, основываясь на практике, можно предположить, что это будут делать сами госорганы.

Ну и наконец, п.6 сообщает, что если обстановка угрожает жизни и здоровью журналистов, или если действия журналистов угрожают жизни и здоровью сотрудников спецорганов и военнослужащих, им могут отказать или запретить вести деятельность в особых условиях.

Если подытожить, широкая трактовка статей может создать условия, в которых журналистам нужно будет согласовывать публикации при освещении практически любых событий, начиная от митингов и заканчивая природными катаклизмами.

Утверждение: Если журналист не захочет делать пресс-карту, то для его деятельности не будет ограничений. Он может спокойно посещать мероприятия организованные государственными органами беспрепятственно. Для этого его нужно аккредитовывать старым способом.

Канат Искаков в эфире Atameken Business (тайм-код 37:05)

Вердикт: Ложь

Закон не обязывает журналиста иметь пресс-карту, однако он создаёт препятствия для работы тем журналистам, у которых эта пресс-карта отсутствует.

П.1. ст.27 гласит, что «органы законодательной, исполнительной и судебной государственной власти могут использовать процедуру назначения журналиста и признание его полномочий посредством пресс-карты». Это создаёт возможность для вышеупомянутых органов отказывать в допуске журналистам, не имеющим пресс-карту. П.3 ст.30, о правах журналиста, получившего пресс-карту, помимо прав на безвозмездное посещение культурно-массовых мероприятий и обучение, сообщает об «иных правах», которые определяются уполномоченным органом (т.е. МИОР — ред.). Такая размытая формулировка оставляет министерству довольно удобный рычаг для контроля прессы.

При этом пресс-карта доступна не каждому журналисту. Для её получения необходимо иметь не менее трёх лет опыта работы в СМИ с учётом наличия диплома в соответствующей или смежной специальности или не менее пяти лет при отсутствии такого диплома. Журналист должен не иметь судимости и быть в трудовых или иных договорных отношениях со СМИ. О том, что делать журналистам с меньшим опытом работы, гражданским журналистам или профессионалам, не являющимся частью какой-либо редакции — в законе не говорится.

Также важно отметить, что одним из оснований для отказа в выдаче пресс-карты является «отсутствие средства массовой информации в реестре поставленных на учёт периодических печатных изданий, информационных агентств, сетевых изданий,  теле-, радиоканалов». Таким образом, положение исключает ряд независимых сетевых изданий (например, Factcheck.kz), не состоящих в реестре по различным причинам.

Соответствующий всем вышеупомянутым требованиям и получивший пресс-карту журналист, согласно закону, всё ещё может её лишиться. Одним из оснований для этого может стать «несоблюдение норм профессиональной этики (этического поведения), принятых редакцией средства массовой информации«. Получается, что речь не идёт о каком-то едином кодексе этического поведения журналиста, а о правилах, которые могут разниться от редакции к редакции и зависят от руководства того или иного СМИ.

Другим основанием для отзыва пресс-карты является совершение уголовных преступлений. В проекте закона не прописаны конкретные статьи уголовного кодекса, что означает, что речь идёт об уголовных правонарушениях в целом. То есть по сути журналист может лишиться пресс-карты, например, став виновником дорожно-транспортного происшествия.

Утверждение: Мы проводим несколько опросов общественного мнения: откуда население берёт информацию, и доверяют ли наши граждане СМИ? По последним данным, доверие к СМИ составляет 68%.

Канат Искаков в эфире Atameken Business (тайм-код 41:37)

Вердикт: Не доказано

Поскольку вице-министр не уточняет, о каком именно из «нескольких опросов общественного мнения» идёт речь, и где можно найти его результаты, мы оставляем утверждение недоказанным. В открытых источниках опрос, в котором уровень доверия СМИ относительно близок к цифре, названной Искаковым, был проведён «Internews Kazakhstan». Согласно его результатам, 33,9% опрошенных выразили недоверие и к государственным, и к частным СМИ, тогда как 61,3% респондентов доверяют как минимум одному из этих источников информации.

Из 61,3% большинство доверяет государственным СМИ (51,9 %). Частным доверяют только 9,4% респондентов. Ещё 4,8% затруднились ответить.

Уровень доверия центральным медиа значительно выше, чем региональным: 36,4% респондентов доверяют центральным медиа, региональным — 20%. 43,6% респондентов либо не доверяет никаким медиа, либо затрудняется ответить. Казахстанским медиа респонденты доверяют больше, чем российским или иным зарубежным. Топ-3 популярных казахстанских телеканала: КТК, 31 канал, Хабар. Из зарубежных телеканалов лидируют Первый канал (ОРТ)/Евразия, НТВ, Discovery.

Утверждение: Законопроект не коснётся пользователей социальных сетей, пользователей сети Интернета, которые не зарегистрированы как СМИ.

Канат Искаков в эфире Atameken Business (тайм-код 45:36)

Вердикт: Не доказано

В эфире Искаков сообщил, что министерством информации разрабатывается отдельный закон, который будет регулировать работу блогеров и интернет-ресурсов, не имеющих регистрацию как СМИ. Однако согласно проекту закона «О масс-медиа», под масс-медиа понимается «средство массовой информации и интернет-ресурс, а также деятельность по формированию и (или) распространению теле-, радиоканалов с использованием технических средств телекоммуникаций и в сетях телекоммуникаций для публичного приёма потребителем в открытом или кодированном виде». Таким образом деятельность блогеров, инфлюенсеров, не имеющих регистрации как СМИ, вполне подпадает под настоящий законопроект.

Контекст

16 марта 2022 года на совместном заседании палат парламента президент Касым-Жомарт Токаев поручил пересмотреть действующий закон о СМИ от 1999 года. В своём послании он поставил задачу — создать через демократические преобразования новый закон о СМИ для развития собственного взгляда у отечественных изданий на процессы, происходящие в Казахстане и мире. Глава государства убеждён, что в современную эпоху для любой прогрессивной страны критически важно иметь конкурентоспособные и свободные средства массовой информации. После его выступления министерство информации и общественного развития начало разработку нового закона «О масс-медиа».

6 января 2023 года на сайте открытых нормативно-правовых актов (НПА) была опубликована первая версия проект закона «О масс-медиа». Концепция предусматривала ряд новшеств: введение термина «масс-медиа», пресс-карт, грантовой системы финансирования СМИ, появление срока исковой давности. Спустя шесть дней прошло первое заседание министерства информации и общественного развития (МИОР) с рабочей группой из представителей СМИ, журналистов, медиаюристов, которые раскритиковали проект. По их мнению, он не соответствует поставленным задачам президента, а также не защищает журналистов.

2 февраля была обнародована вторая версия законопроекта, концепцию которого уже одобрила межправительственная комиссия (МВК). В новой версии появились специальные требования для работы в «особых условиях»: в частности, согласование информационных сообщений с должностными лицами перед освещением в СМИ. Помимо этого в законопроекте была исключена правовая норма о сроках исковой давности. Журналистов, экспертов и представителей гражданского общества вновь возмутило, что министерство не учло их предложения. Хотя уполномоченный орган заверял, что готов разработать новый закон «О масс-медиа» совместно с общественными организациями.

 

Источник: Factchek.kz