ДЕЛО БИШИМБАЕВА. ЧТО БУДЕТ С ЖУРНАЛИСТАМИ И БЛОГЕРАМИ, ПЫТАЮЩИМИСЯ ЗАЩИТИТЬ ПРЕДПОЛАГАЕМОГО УБИЙЦУ?
11 March, 2024 - 16:33
ДЕЛО БИШИМБАЕВА. ЧТО БУДЕТ С ЖУРНАЛИСТАМИ И БЛОГЕРАМИ, ПЫТАЮЩИМИСЯ ЗАЩИТИТЬ ПРЕДПОЛАГАЕМОГО УБИЙЦУ?
Автор: Администратор
131

Коллаж Informburo.kz

Коллаж Informburo.kz
 
 
Несут ли блогеры ответственность за свой контент? Где заканчивается свобода слова и начинается преступление? И работает ли культура отмены в Казахстане?
 
11 марта начнётся суд над экс-министром Куандыком Бишимбаевым, обвиняемом в убийстве его супруги Салтанат Нукеновой, совершённом с особой жестокостью.
После трагической смерти Салтанат Нукеновой журналистское сообщество разделилось на два лагеря. Кто-то требует поскорее наказать предполагаемого убийцу, а кто-то сомневается в виновности Бишимбаева. К слову, последних обвиняют в продажности и обелении влиятельного подозреваемого. 
Влияет ли общественное мнение на исход судебного разбирательства? Насколько этично распространять подробности личной жизни фигурантов? Какую ответственность несут блогеры и журналисты за распространение ложной информации? На эти и другие вопросы ответили специалисты из сферы журналистики и права.
 
 
 
Почему блогеров редко привлекают к ответственности
 
Действующий закон о СМИ распространяется не только на зарегистрированные СМИ, но и на блогеров. Поэтому любой пользователь интернета и социальных сетей несёт ответственность за свой контент, пояснила эксперт в области медиаправа Гульмира Биржанова. Но, несмотря на то что законодательно ответственность предусмотрена, за хайп или клевету наказывают далеко не всегда. 
 
 
"Наше законодательство в сфере медиа устроено так, что за каждым делом должен стоять заявитель. Если какой-то блогер или журналист распространил личные данные или клевету, то именно потерпевшая сторона должна обратиться в полицию. Если этого не происходит, то распространитель уходит от ответственности. И часто сами потерпевшие не хотят заводить дела, не хотят привлекать внимание. Но есть ситуации, которые попадают под контроль госорганов, – нарушение закона о рекламе, распространение фейков. Тогда заявителем будет выступать госорган. Но такой механизм чаще касается журналистов. Наверное, поэтому у людей сложилось впечатление, что блогеров к ответственности не привлечь. Хотя такая возможность есть", – высказалась Гульмира Биржанова.
 
Юрист подчеркнула, что важно разделять нарушение законодательства и нарушение этики. Механизмы привлечения к ответственности в этих случаях принципиально разные. За нарушение законов "О СМИ", "О рекламе" или "Об онлайн-платформах" можно получить как предупреждение, так и реальный срок. Всё зависит от тяжести нанесённого вреда. А вот за нарушение этики может наказать только общество, если сочтёт нужным.
 
"Если журналист или блогер распространяет фейки, создаёт запрещённую рекламу или распространяет чьи-то личные данные, это повод обратиться в полицию. Но бывает и так, что дезинформации как таковой нет, но факты представлены с определённым умыслом. Вот здесь уже вступают в силу этические нормы. Такой журналист может стать нерукопожатным в профессиональном сообществе, а блогер – потерять подписчиков. Здесь всё зависит от общества", – отметила эксперт.
 
Феномен Рашева и эффект Стрейзанд
 
В Казахстане существует Кодекс этики журналиста, принятый в 2012 году на совместном заседании правления Союза журналистов РК и Клуба главных редакторов. Так как массовым распространением информации занимаются не только СМИ, но и различные инфлюенсеры, нормы этого кодекса можно применить и к ним.
Вот некоторые пункты документа, которые в сложившейся ситуации кажутся наиболее примечательными:
 
  • Журналист руководствуется принципом уважения права на частную жизнь, человеческое достоинство и деловую репутацию.
  • Журналист придерживается принципа презумпции невиновности.
  • Журналист способствует укреплению моральных и этических принципов общества.
  • Нарушение журналистом положений кодекса подвергается моральному порицанию.
 
Принуждение к соблюдению кодекса недопустимо, поэтому каждый специалист сам решает, следовать ли ему этическим нормам. А аудитория в свою очередь решает, порицать ли нарушение этических норм, запускать ли процесс "отмены".
 
 
Как отметил директор международного центра журналистики MediaNet Адиль Джалилов, в нашем обществе часто срабатывает обратный механизм: чем больше порицания, тем выше популярность. 
 
"Здесь очень многое зависит от резонанса, энергии сообщества. Но я вынужден констатировать, что "отмена" того или иного СМИ, блогера или журналиста часто даёт обратный эффект в плане посещаемости, просмотров и внимания публики. Это так называемый эффект Стрейзанд. Примеров достаточно. Небезызвестный блогер Рашев был многократно уличён в плагиате. Это парадоксально сделало его ещё популярнее. Репутация недавно взявшего интервью у Путина Такера Карлсона тоже была ниже плинтуса. Его даже уволили с Fox News. Он проиграл в суде дело о клевете, высказывал расистские и сексистские сентенции. Но он на слуху, у него большая аудитория. То же касается другого скандально известного журналиста-конспиролога Алекса Джонса", – рассказал Адиль Джалилов.
 
Эксперт считает, что жёлтая пресса и хайп будут существовать всегда, а этика призвана не бойкотировать те или иные СМИ, а отстраняться от них. И это касается не столько аудитории, сколько рекламодателей.
По словам главы MediaNet, если вы хотите "отменить" СМИ или блогера, который нарушает этику, то можете обратиться в Google (YouTube) c жалобой, а также к потенциальным рекламодателям, в Минкульт или МИОР с призывом не размещать там рекламу и госинформзаказ. А призыв "не смотреть" может оказать обратный эффект.
Говоря о деле Бишимбаева, Адиль Джалилов призвал казахстанцев не нарушать один из важнейших правовых принципов – презумпцию невиновности. Несмотря на то что многие детали в деле Бишимбаева очевидны и общество уже вынесло свой вердикт, принцип презумпции невиновности должно соблюдать.
 
 
 
Справка Informburo.kz
 
Презумпция невиновности – принцип, согласно которому человек считается невиновным, пока его вина в преступлении не будет доказана в порядке, предусмотренном законодательством, и установлена вступившим в законную силу приговором суда.
 
 
 
 
Проверка на честность
 
 
В последние годы общественность активно выражает свою позицию, вынуждая менять риторику, отменять концерты, блокировать или видоизменять контент. Но у этого тренда есть не только положительная сторона. При отсутствии высоких морально-этических стандартов и уважения к личным свободам он может превратить страну в охлократию, когда "закон толпы" будет вслепую карать всех, кто отличается, считает президент международного фонда защиты свободы слова "Әділ сөз" Карлыгаш Джаманкулова
По мнению главы "Әділ сөз", причины высокого общественного интереса к делу Бишимбаева очевидны. Казахстанцы не уверены в системе правосудия и хотят удостовериться в том, что суд будет справедливым.
 
 
Куандык Бишимбаев – бывший министр, который был признан виновным в получении особо крупной взятки и хищении бюджетных средств, но вышел на свободу условно-досрочно, не отбыв полный срок. Его супруга Салтанат Нукенова, предположительно, умерла от многочисленных физических ран без получения своевременной медицинской помощи. В стране, где даже официальные цифры о количестве семейно-бытового насилия угрожающе высокие, общественность не могла равнодушно отнестись к этому делу.
 
"С точки зрения свободы мнений и слова никто не может отнять у людей право иметь своё мнение по этому резонансному делу. И, конечно же, никто не может им запретить интересоваться этим вопросом. Многие из них делают это не из праздного любопытства, граждане пытаются понять, будет ли вопрос решён справедливо. А удовлетворять интересы своих читателей – не грех журналиста. Но журналистика должна быть объективной. Получение любой оплаты за распространение или нераспространение определённой информации или намеренная подача сведений в определённом ракурсе – это табу. И журналисты, которые переходят эту черту, вполне резонно становятся нерукопожатыми в профессиональной среде. Ведь такие публикации подтачивают доверие ко всей профессии", – высказалась Карлыгаш Джаманкулова
 
 
То, что сейчас происходит вокруг судебного процесса, эксперты называют информационной войной. Родственники погибшей свидетельствуют о жестокости Бишимбаева, а родственники подсудимого раскрывают нелицеприятные подробности личной жизни Нукеновой. При этом далеко не все журналисты и блогеры придерживаются нейтралитета. Некоторые полагают, что высокопоставленные родственники фигурантов платят за формирование определённой повестки.
С 2 марта текущего года в силу вступили правила об обязательной маркировке онлайн-рекламы. То есть посты, за которые СМИ или блогеры получили денежное вознаграждение, должны быть отмечены одной из 14 предлагаемых маркировок. Правда, как пояснила юрист Гульмира Биржанова, проплаченный контент далеко не всегда является рекламой. Высказывает ли блогер личное мнение или намеренно формирует общественное в пользу определённого человека, понять сложно, а с точки зрения современного законодательства – практически невозможно. 
 
Дело Бишимбаева станет своего рода проверкой казахстанской медиасферы на честность, а правосудия – на справедливость. В сложившейся ситуации правовед посоветовала всем потребителям контента повышать медиаграмотность и включать критическое мышление.
 
 
 
 
 
 
Данный текст скопирован с сайта Informburo.kz