«МЕНЯ НЕЛЬЗЯ ФОТОГРАФИРОВАТЬ» VS ОТКРЫТЫЙ СУД. ОБСУЖДЕНИЕ ПРОЕКТА ПОСТАНОВЛЕНИЯ О ГЛАСНОСТИ СУДЕБНОГО ПРОЦЕССА
18 February, 2021 - 12:27
«МЕНЯ НЕЛЬЗЯ ФОТОГРАФИРОВАТЬ» VS ОТКРЫТЫЙ СУД. ОБСУЖДЕНИЕ ПРОЕКТА ПОСТАНОВЛЕНИЯ О ГЛАСНОСТИ СУДЕБНОГО ПРОЦЕССА
Автор: Администратор
48

9 февраля Правовой медиацентр презентовал проект нового постановления о гласности судебного процесса. Почему для Казахстана актуально такое постановление? Как долго шла работа над ним? Что ждать дальше: когда предложенные меры могут быть приняты? На эти вопросы ответила юрист Правого медиацентра Гульмира Биржанова. Также «Новый репортёр» приводит для ознакомления полный текст предлагаемого проекта постановления о гласности и показывает, какие моменты в нём кардинально отличаются от действующего сейчас.

— Инициатива по созданию нового проекта постановления о гласности судебного процесса исходила от нашей организации — Правового медиацентра. Также поддержку нам оказал Internews Казахстан. Мы занялись этим вопросом, потому что действующее постановление, мягко говоря, устарело: оно не соответствует реалиям времени, некоторые существующие моменты не учитываются. Сейчас наступило время новых технологий. Например, интернет и соцсети позволяют всё снимать и отправлять сразу в прямой эфир, а в постановлении об этом нет ни слова. Время и технологии поменялись, следовательно, нужно принимать новые документы, — говорит юрист Гульмира Биржанова.


Гульмира Биржанова

По её словам, вопросы по нарушениям гласности судебного процесса возникали всегда. Гласность судебного процесса — это составляющая права на доступ к информации и свободе выражения СМИ. Журналистам на судебных процессах порой запрещают фото- и видеосъёмку, делать запись на диктофон. Даже на открытом судебном процессе, если кто-то из сторон говорит «Меня нельзя фотографировать», то журналистам запрещают. Нарушения гласности судебного процесса чаще встречаются в регионах.

Работа над проектом нового постановления заняла около девяти месяцев. Сначала юристы увидели запрос на изменения от журналистов, затем изучили мониторинг нарушений. После проанализировали действующее постановление, чтобы выявить те части, в которых оно перестало быть актуальным. И лишь потом составили новое. В том числе, в новом проекте появились понятия «публичные лица» и «общественный интерес». К работе был привлечён член Международной комиссии юристов Дмитрий Нурумов, подготовивший заключение о соответствии проекта международным стандартам.

Точных сроков принятия проекта постановления о гласности Верховным судом РК никто предсказать не может. Но если будет запрос от журналистов, если мониторинг нарушений подтвердит необходимость нового постановления, то вероятность рассмотрения и принятия предложенного проекта увеличится.

Приводим полный текст проекта постановления о гласности.

Запись онлайн-презентации проекта постановления с подробным обсуждением нововведений.

В чём кардинальные отличия нового проекта постановления от действующего?

  1. Проект предусматривает возможность присутствия в открытых судебных заседаниях и ведения записей не только для представителей СМИ, но и других заинтересованных лиц, не являющихся участниками процесса.
  2. Это означает, что у всех лиц, а не только представителей СМИ, должна быть возможность использовать средства для фиксации информации или текстовой онлайн-трансляции открытых судебных заседаний.
  3. Расширен перечень средств передачи информации с учётом информационных технологий: кино- и фотосъёмка, видеозапись, прямые радио- и телетрансляции, видеотрансляция в интернет, включая медиа в соцсетях. Записи судебного заседания могут быть в дальнейшем использованы без получения согласия судьи.
  4. Запреты на проведение съёмки должны исходить из конкретных обстоятельств дела и быть пропорциональными преследуемым целям. Суд не может оправдывать ограничения только общей ссылкой на закон «О персональных данных и их защите».
  5. Дела, связанные с повышенным общественным интересом (коррупция, политика, экстремизм, терроризм, загрязнение окружающей среды), должны быть максимально открытыми.
  6. Персональные данные могут не оглашаться в целях обеспечения безопасности и при наличии достаточных оснований.
  7. Для участия в процессе необходимо создать специальные условия людям с ограниченными возможностями: расположение зала судебного заседания на первом этаже, наличие пандуса и лифта в здании суда и т.д.
  8. Гласность судебного процесса обеспечивается в соответствии с международными документами.

Взгляд судьи

В обсуждении проекта постановления приняла судья Верховного суда Елена Максюта. Она следующим образом прокомментировала работу над проектом постановления:

— Традиционно принцип гласности является определяющим. Однако в современных условиях, в условиях пандемии этот принцип стали трактовать ещё шире. Он приобретает особое значение и в аспектах организации судебной системы, судебной власти в целом. Теперь журналистов и людей интересует не только информация о конкретных делах, а интересует вообще информация о работе судов. Каким образом суды работают, о судейском самоуправлении, о кадровых назначениях.

Сегодня судебной системой предпринимаются беспрецедентные меры для обеспечения максимальной гласности. Только одно то, что суды республики — не побоюсь этого слова — первее, чем другие госорганы, отреагировали на вызовы прошлого года. Мы уже проводили процессы онлайн. Мы не приостановили работу судов, а начали максимально работать в новых условиях. Думаю, это даже показывает пример другим госорганам. Конечно, не всё у нас получается. Есть проблемные вопросы, у нас много координаторов по взаимодействию со СМИ — пресс-секретари, заведующие канцелярией, в соцсетях пытаются ответить на многие вопросы. Чтобы максимально люди могли в этот период снять свои вопросы, мы принимаем все меры.

Но, конечно, есть проблемы. Мы анализировали каждый случай. Получили список основных проблемы. Первая — когда судьи совершают ошибки при организации процесса. Вторая — в наше время есть ограниченность виртуального зала суда. Есть проблемы с подключением, есть проблемы с интернетом. Третья — небольшая невнимательность судей, которая вызвана тем, чтобы максимально рассмотреть дело. Иногда получаются небольшие отступления по соблюдению принципа гласности. Конечно, у многих судей до сих пор есть страх перед камерой, перед журналистами. Сейчас слова «Я плохо выгляжу» ушли в прошлое.

Я считаю, что это мероприятие очень важно. Когда нас не только критикуют, но и предлагают какие-то пути решения проблем. Будем рады послушать и высказать свою точку зрения.

Взгляд журналиста

Серикжан Маулетбай, журналист, один из учредителей Лиги судебных журналистов Казахстана, также высказал своё мнение:

— В целом проект о гласности очень адекватный. И наконец-то регулирует многие моменты, которые до этого никак не были отражены. Но есть некоторые моменты, которые не были учтены, остались вопросы.

Во-первых, можем ли мы публиковать показания свидетелей или нет? Какова у судьи компетенция в этом плане? Поскольку по трём резонансным уголовным делам судьи запретили нам публиковать показания свидетелей, основываясь на статье, которая регламентирует только допрос свидетелей порознь. Там нет никакой формулировки, что СМИ запрещено публиковать показания свидетелей. Но это уже начинает входить в практику. Было бы хорошо в проекте о гласности чётко расписать этот момент.

Серикжан Маулетбай


Серикжан Маулетбай

Во-вторых, в каких случаях судья запрещает вести аудиозапись на уголовных процессах? УПК регламентирует, что судья может запретить всё делать присутствующим на процессе слушателям. И сейчас бывают такие моменты, когда мы просто сидим с блокнотом и конспектируем, при этом мы можем допустить неточности. Также непонятно, можем ли мы использовать телефоны, смартфоны, планшеты, когда судья запрещает аудиозапись. Бывали случаи, что судья запрещал использовать технику — это вредит оперативной передаче информации из зала суда. Пока судебный процесс не закончится, журналисты ничего не могут передать редакции.

В-третьих, Верховный суд ведёт политику: судьям рекомендуют не запрещать на фото- и видео самих себя и прокурора, поскольку они являются госслужащими и находятся на работе. Но практика показывает, что не все судьи следуют этой рекомендации. Этот момент тоже не расписан: почему мы не можем снимать судью и прокуроров на процессе? Также: в каких моментах судья может частично запретить вести фото- и видеозапись? Есть такие случаи, когда судья разрешает записывать только начало процесса или обвинительный акт, а потом только приговор. По желанию судьи — так сейчас выглядит. Мы знаем, что подсудимые в основном выступают против публикации их изображения в СМИ. Но работать и доносить информацию нам как-то надо. В этом случае особенно страдают телевизионщики.

 

Источник:https://newreporter.org/2021/02/18/menya-nelzya-fotografirovat-vs-otkrytyj-sud-obsuzhdenie-proekta-postanovleniya-o-glasnosti-sudebnogo-processa/?fbclid=IwAR2FOuYJeukpYsAz7-yhrCrTapYMhtlRGNU13m7-ovSHuXuy9CrunE1AC7g