НЕГАТИВНЫЙ КОНТЕНТ В СМИ. КТО И ЗАЧЕМ ХОЧЕТ ЕГО СЧИТАТЬ?
6 мая, 2019 - 15:31
НЕГАТИВНЫЙ КОНТЕНТ В СМИ. КТО И ЗАЧЕМ ХОЧЕТ ЕГО СЧИТАТЬ?
Автор: Администратор
71

3 мая – Всемирный день свободы прессы. В этот день ООН призывает принять меры по защите средств массовой информации от попыток ущемить свободу печати.

Уменьшить долю негативной информации в СМИ – такое предложение появилось в феврале 2019 года в Казахстане. Возмущений было поначалу много, но понемногу страсти поутихли. Между тем идёт разработка специальной программы, которая сможет давать оценку опубликованным новостям и считать, сколько негативной и сколько позитивной информации обнародовало то или иное СМИ.

"Необходимо ограничить публикацию негативного контента до 30 процентов"

7 февраля директор Конгресса молодёжи Казахстана Тохтар Болысов предложил снизить количество негативной информации в СМИ. Лидер молодёжного движения посчитал, что в отечественной прессе большие проблемы с публикуемым материалом.

"Что мы видим сегодня? Насилие, убийства, коррупция. Большинство журналистов не стараются искать материалы, лишь публикуют готовые пресс-релизы. Необходимо ограничить публикацию негативного контента до 30 процентов. Данные меры заставят новостные порталы быть в постоянном поиске положительного контента, а также ограничат негативное мышление среди молодёжи", – заявил на заседании круглого стола в Сенате Парламента РК Тохтар Болысов.

Вице-министр информации и коммуникаций Нургуль Мауберлинова (ведомство преобразовано в Министерство информации и общественного развития. – Авт.) в ответ на предложение Тохтара Болысова заявила, что министерство уже проводит работу с редакторами и руководителями СМИ по уменьшению негативного контента.

После этого мероприятия журналисты заговорили о давлении на прессу. В кулуарах официальных мероприятий отвечать пришлось и министру Абаеву, который заверил, что его ведомство с негативными публикациями не борется, а высказанное в Сенате предложение – инициатива Конгресса молодёжи Казахстана.

"Было неправильное понимание. Эту инициативу выдвинула общественная организация. По-моему, Конгресс молодёжи. Наш представитель имела в виду, что мы будем бороться с деструктивной информацией, противоправной. Ни о какой борьбе с негативом речи не идёт", – процитировало Даурена Абаева агентство "КазТАГ".

Почему негатива не больше 30 процентов? Кто это должен считать? Да и, вообще, что именно считать негативом? Новость о задержании за взятку чиновника – негатив или позитив? Он коррупционер, но его же поймали. Такие вопросы задавали журналисты в соцсетях, друг другу и правозащитникам. А ресурс NewReporter.org посчитал количество негативных публикаций за один день на пяти различных ресурсах: Zakon.kz, Stan.kz, Sputnik Казахстан, КТК, Forbes.kz.

Меньше всего негатива 7 февраля было у Forbes.kz, всего одна новость – это 3,3 %. Сайт Sputnik Казахстан набрал 14%, Zakon.kz – 18% негатива. Вопреки устоявшемуся мнению, что КТК даёт только одну "чернуху", на сайте всего 7 из 27 материалов были негативными. 30-процентный порог достиг только казахоязычный сайт Stan.kz.

"Я не предлагал закрыть рот журналистам"

Автор инициативы Тохтар Болысов объяснил informburo.kz, что главная цель его предложения – снижение потока новостей, отрицательно влияющих на психологическое состояние человека:

"Все выделили 30 процентов, а на самом деле здесь главная цель – снизить количество. Негативная информация, о которой я говорил, – это такая информация, от которой стынет кровь в жилах: это убийства, это насилие, обнаружение трупов, частей тела, – пытается объяснить своё предложение Тохтар Болысов. – Чтобы дети и молодёжь, начинающие интересоваться социальной жизнью, заходя на определённые информпорталы, могли видеть хотя бы в общей ленте картину без крови. Я знаю, что у нас запрещены законом фотографии с кровью, это уже хорошо, но сама информация, кровавые громкие названия: "Труп без головы был найден на какой-то стройке", к примеру..."

Между тем нынешнее законодательство требует маркировать информационные сетевые ресурсы, большинство из которых не предназначены ни для детей, ни для подростков – на их сайтах стоит отметка "18+".

"Некоторые журналисты меня, к сожалению, не так поняли и говорили, что я якобы хочу вернуть совковые методы цензуры, когда говорят, что всё в стране хорошо, всё замечательно. Нет, я не это имел в виду, я говорил про ту информацию, которая может повлиять на психику человека", – поясняет Болысов.

Лидер молодёжной организации заявляет, что не имеет в виду какие-то законодательные ограничения, а лишь предлагает принять что-то вроде джентльменского соглашения, кодекса для казахстанских журналистов.

"Заметьте, я не просил законодательно урегулировать этот вопрос, многие говорят, что я прошу изменить законодательство. Я лишь озвучивал это на площадке, где были представители разного общества, возможно, это будет какой-то проект – кодекс джентльмена, возможно, это будет какой-то кодекс журналиста. Просто я не знаю, какие существуют площадки журналистов и как это можно регулировать. Это было лишь предложение, обращение к обществу. Я ни в коем случае не хотел задеть свободу слова в Казахстане. Она должна быть, она должна развиваться в нашей стране обязательно", – сказал Тохтар Болысов в интервью informburo.kz.

На своей странице в Facebook лидер молодёжного движения отметил, что не предлагал закрывать рот журналистам, и извинился перед теми представителями СМИ, которых его предложение задело.

Чтоб было "меньше искушения сомневаться"

Журналистам это предложение совершенно не понравилось.

По мнению Александра Подойникова, директора отдела информационных программ КТК, инициативы надо выдвигать согласно своему профилю.

"На КТК позвонила женщина и в грубой форме потребовала перенести "Новости" на восемь вечера, а турецкий сериал – на девять. Потому что в 20.00, когда он идёт, она укладывает ребёнка и пропускает всё самое интересное. Это примерно такого же плана предложение. Может, каждый займётся своим делом? Конгрессу молодёжи предлагаем бросить все силы на избавление от негатива не в СМИ, а в нашей повседневной жизни", – считает Александр Подойников.

Журналист Зарина Ахматова видит в подобных предложениях попытки избежать прямого отображения действительности в СМИ.

"Кто-то из философов, кажется это Бодрийяр, сказал, что один из феноменов массовой коммуникации – гиперреальность, создание головокружения от действительности. Видимо, действительность сама по себе не вызывает подобной эйфории сейчас, поэтому надо создать этот "новояз". Наверное, цитировать Оруэлла – уже моветон, но меня не покидает ощущение, что в Казахстане эту антиутопию взяли за руководство к действию. "Новояз" в книге "1984" был средством, позволяющим очистить язык от слов и выражений, чуждых линии партии и действующей идеологии, – чем меньше слов, тем меньше искушения сомневаться. Мне это что-то навязчиво напоминает", – признаётся Зарина.

Другой причиной появления таких предложений является, по её мнению, кризис коммуникации между властью и обществом.

"Отсутствующий опыт реальной жизни и взаимодействие с гражданами сказываются на том, что чиновники не умеют коммуницировать с людьми. Ну просто потому, что не знают как. И негатив, который пытаются снизить искусственно в СМИ, – это лишь следствие этого административного фейла, но никак не желания журналистов опорочить ангелоподобных чиновников", – полагает Зарина Ахматова.

Разработчики программы, позволяющей выявлять негативный контент: "Мы занимаемся наукой"

В Институте информационных и вычислительных технологий в Алматы уже работают над специальной программой, которая сможет определять негативный контент и считать его. Разработчики уверяют, что с инициативой Конгресса молодёжи Казахстана никак не связаны, более того, инициатива прозвучала недавно, а над своим проектом они работают уже больше года.

"Это общегосударственная проблема. Сейчас на сайт любого СМИ заходишь, в основном выходит негативная информация – в основном убийства, ДТП, ещё что-то. СМИ в погоне за читательской аудиторией, за количеством просмотров и рейтингов выгодно печатать статьи, которые повышают рейтинг, которые вызывают больше просмотров, и продажа рекламы растёт. Потому вы и ориентируетесь на негатив, что он привлекает больше внимания", – говорит Рустам Мусабаев, заведующий лабораторией анализа и моделирования информационных процессов Института информационных и вычислительных технологий в Алматы.

Рустам Мусабаев

Рустам Мусабаев / Фото Informburo.kz

Разработчики уверяют, что проектом решили заняться самостоятельно, прямого заказа чиновники им не давали.

"Мы в кулуарах встречаемся часто, министры к нам приходят и спрашивают: чем вы занимаетесь? Мы говорим, что мы обрабатываем текстовые данные. Они спрашивают: можете ли вы нам негатив посчитать, или позитив, или просто выдать отчёт? Они могут спросить, например, как СМИ освещают проблемы образования, могут попросить неофициально выгрузить им какую-то информацию, аналитическую форму, дать какую-то аналитическую справку. Прямого заказа, чтобы нам дали финансирование под составление рейтинга СМИ, выявление негатива в СМИ, у нас нет. Вы поймите, мы занимаемся наукой, но иногда у нас просят какую-то выгрузку сделать, список СМИ составить. Эта аналитическая работа разовая", – объясняет Рустам Мусабаев.

Более того, учёный уверяет, что разработанный алгоритм сможет не только новости в СМИ анализировать, но и целые книги. Прежде всего они разрабатывают метод. Задача – научить программу распознавать негатив. Для этого необходимо, чтобы ей сначала показали, что такое негатив, а что – позитив. По словам разработчиков, это будут делать эксперты информационного центра при Министерстве образования и науки РК.

"Для того чтобы машину обучить, мы должны ей дать обучающее множество, то есть множество документов, которые явно содержат негатив, нейронная сеть учится распознавать негативную информацию. К примеру, сначала человек ставит галочки на тех статьях, которые, по его экспертному мнению, являются негативными. А потом машина уже обучается – имея такой набор галочек напротив каждой статьи, она понимает, какие слова используются в этой негативной статье. То есть машина фактически учится выявлять слова или негативную лексику. Например, в вашей статье говорится про убийства, или мошенничество, или про коррупцию, например. Эти вещи человек негативно воспринимает, это же не позитив, это негатив", – говорит Мусабаев.

Основная задача проекта – научная, говорят в Институте информационных и вычислительных технологий, он не ставит под собой цель что-то контролировать.

"Мы берём информационное пространство интернета, в том числе СМИ, и пытаемся понять, какая тематика присутствует и какие тренды есть, – утверждает заведующий лабораторией анализа и моделирования информационных процессов института. – Глобально наш проект связан с определением именно информационной составляющей нашего интернета, что волнует пользователей интернета, какие данные в казахстанском сегменте интернета, какие темы там присутствуют, как эти темы набирают популярность".

Учёные всячески подчёркивают, что их проект не имеет никакой политической подоплёки, а преследует только исследовательские цели.

"Это чисто научный проект, он не ставит под собой цель что-то контролировать, мы пытаемся понять, чем живёт казахстанский интернет, с помощью алгоритмов", – поясняет Рустам Мусабаев.

Завершить проект разработчики планируют в 2021 году.

В Министерстве образования и науки РК не стали отвечать на вопрос informburo.kz о том, будут ли в рамках научного проекта эксперты информационно-аналитического центра МОН РК оценивать тональность публикаций в СМИ и по каким критериям. Однако отметили, что ведомство уже проводит мониторинг СМИ ежедневно .

"По итогам первого квартала текущего года совместно с местными исполнительными органами приняты меры по 153 негативным публикациям, в том числе по вопросам насилия среди несовершеннолетних (16), насилия в отношении несовершеннолетних (20), суицида среди несовершеннолетних (2), обеспечения прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (1), недосмотра и поиска несовершеннолетних (15), несчастных случаев с детьми (38), нарушения прав несовершеннолетних на жилище (2), поборов в организациях образования (1), дорожно-транспортных происшествий с участием несовершеннолетних (10)", – говорится в официальном ответе МОН на запрос informburo.kz.

Бюджетные средства на "повышение социального оптимизма казахстанцев"

В качестве одного из способов снизить объём негатива в СМИ в Казахстане давно используется государственный информационный заказ. В рамках этого заказа правительство стимулирует казахстанские издания больше рассказывать о позитивном – в основном об успешной деятельности государственных органов.

В 2017 году на финансирование госинформзаказа из республиканского бюджета было выделено 54,8 миллиарда тенге.

Неправительственная организация "Правовой медиацентр" попыталасьвыяснить получателей госинформзаказа в 2018 году, но ничего не вышло. Ведомство Даурена Абаева ограничило доступ к информации и отказалось предоставлять данные. Сколько денег и кому выделили на публикацию "положительных новостей", НПО так и не удалось выяснить, суд встал на сторону чиновников.

Директор правового медиацентра Диана Окремова считает, что в казахстанских СМИ, наоборот, слишком много позитивных новостей.

"Насчёт негатива 70 на 30 – это вообще какой-то бред полнейший, к счастью, министр, насколько я знаю, от этого открестился и сказал, что не будет такой инициативы. Но я думаю, что инициативы не будет законодательно, однако в каких-то неофициальных беседах с главными редакторами это требование действительно было, есть и будет. Если посмотреть лоты информполитики у нас, там очень много позитивного, то есть СМИ получают деньги на освещение позитивных вещей. Опять в этом году всплыла формулировка "повышение социального оптимизма казахстанцев". Я думала, что её убрали, но она в этом году опять появилась", – говорит Диана Окремова.

Что такое "позитив" и что такое "плохо"

От редакции. Очевидно, что основная проблема заключается в дефинициях. Что такое негативный контент? На этот вопрос все отвечают по-разному. Для кого-то любая критика в адрес власти по определению негативна. Для кого-то негатив – это просто новости, которые заставляют бояться, вызывают плохие эмоции. Кто-то уверен, что даже новости о ДТП и раскрытых преступлениях могут нагнетать социальную напряжённость в обществе.

Пока все стороны не договорятся о едином понимании термина "негативный контент", невероятно высокой остаётся опасность, что под маркой благородных устремлений – заботы о социальном самочувствии граждан или стремлении оградить детей от "плохих" новостей легко удастся ещё больше ограничить казахстанские СМИ, и без того находящиеся под давлением.

При этом необходимо учитывать, что журналисты в этом вопросе, как правило, следуют потребностям аудитории. Общепринятым стал термин "negativity bias"("негативный уклон") в качестве констатации того факта, что масс-медиа ориентированы на негативную новостную повестку.

Почти 10 лет назад американские учёные Стюарт Сорока и Стефен МакАдамс провели эксперимент. Они стали показывать испытуемым видеосюжеты, чередуя позитивные и негативные новости, одновременно измеряя физиологические показатели участников эксперимента. Выяснилось, что негативные новости вызывают более сильную реакцию организма, чем позитивные. Исследователи предположили, что это обусловлено эволюцией: человеческий организм приучен сильнее реагировать на негативные стимулы, чем на позитивные, потому что готовность к угрозам определяет выживаемость рода.

СМИ не могут игнорировать потребности аудитории, для которой работают. Одновременно журналисты должны понимать, что на них лежит ответственность за создание определённых настроений в обществе. Это значит, что отбор фактов и способ их подачи остаётся важнейшей частью работы любой редакции любого СМИ. Но это скорее этический выбор, внутреннее дело редакции, а не предмет законодательного регулирования или государственного мониторинга с последующими выводами.

Источник: https://informburo.kz/stati/negativnyy-kontent-v-smi-kto-i-zachem-hochet-ego-schitat.html