В БОРЬБЕ ЗА ДЕТСКИЕ ТАЛАНТЫ
18 августа, 2005 - 18:00
В БОРЬБЕ ЗА ДЕТСКИЕ ТАЛАНТЫ
Автор: Администратор
46


Лето близится к завершению. Уже совсем скоро состоится традиционная августовская учительская конференция, а после неё начнётся новый учебный год. Педагогическая тематика после летних каникул, сезона отпусков и работы на дачных участках вновь приходит на страницы газет. Вот и мы решили в преддверии 1 сентября встретиться с одним из самых известных учителей страны, воспитавшим целую плеяду талантливых учеников, победителей многочисленных международных олимпиад, Давидом Ганелиным.
- Давид Григорьевич, в 2003 году, когда мы с вами встречались, вы сказали, что талантливый ученик для простой школы – нонсенс. Сегодня продолжаете так считать?
- Талантливому ученику в простой школе негде развернуться. Ему комфортнее в специализированной школе. Где примерно равные ему ученики, где есть конкуренция. Учителя в такой школе больше сориентированы на талантливого ребенка. Талантливые ученики появляются спонтанно, и это может произойти где угодно, но всё-таки учиться лучше ему в специальных условиях.
- Я это к тому, что у нас много появилось всевозможных школ для одарённых. Это те комфортные условия, которые вы имеете в виду?
- Это те условия. Только нельзя забывать, что всё, что проводится сверх меры вредно. Есть железные цифры, статистика, говорящая, что одарённых детей не более 6%. У нас в Павлодаре около 48 тысяч детей, вот и посчитайте, сколько из них годятся в одаренные. При этом нужно учесть, что одарённость может проявиться в разных сферах. Кто-то талантлив в музыке, кто-то в изобразительном искусстве. В итоге вы получите для общеобразовательной школы человек 700. А когда в нашем городе функционирует 6 школ для одарённых детей и каждая из них с контингентом свыше тысячи учащихся,и эта тенденция развивается, то понятно, что это уже глупость, которая нужна только для отчётов.
- Вы говорили, что образовательный уровень нашего населения низкий и одна из причин этого в том, что наши учителя поставлены в унизительные рамки, и моральные и материальные. Сейчас государство стало больше внимания уделять образованию, вновь пединституты открылись, учителям зарплату подняли почти на треть. Может не еще не всё так плохо, не всё потеряно в этом плане?
- Пока я не думаю, что это адекватные меры. Много шума, о том же повышении зарплат на 30%. Может мы в другую область вторгаемся, но ведь сегодня цены уже давно обогнали эти 30%. Да и повышение делается хитро, 30% начисляют не с зарплаты учителя, а со ставки в 6 600 тенге. И повышение получается достаточно мизерное. Разговоры о нём гораздо более весомые, чем само повышение. Так что унизительные рамки, каковые были, таковые и остались. По законам и тем положениям, которые регулируют педагогическую деятельность, учителю работать очень сложно. Если какой-то учитель пробует работать творчески, то его поле сильно ограничено. Практически руки у него за спиной. И этого не надо забывать родителям, которые приводят своих детей в школу и хотят от педагогов слишком многого.
- Получается, что хороший учитель в обычной школе тоже нонсенс?
- Вовсе нет. У каждого учителя есть что-то свое, есть своя специализация. Работа в обычной школе она требует одних качеств от учителя, а работа с творческим одаренным учеником требует совершенно других. Поэтому хорошие учителя могут быть и в специализированных и в обычных школах. Просто от них требуются разные качества. Хороший учитель в специализированной школе для одарённых детей может оказаться плохим в обычной. И так часто и бывает.
- После того, как ваш ученик Куат Есенов стал победителем международной математической олимпиады в Японии, в 2003 году вас за ваши педагогические заслуги наградили государственной наградой. А по профессиональной, педагогической линии у вас имелись поощрения?
- В прошлом году мне была вручена высшая награда по линии нашего ведомства, то есть министерства образования – медаль Алтынсарина. Меня вызвало руководство министерства, через голову департамента и тогдашний министр Куликеев вручил медаль.
- Когда Куат стал победителем международной математической олимпиады, то вместе с ним известным всей стране стал и его учитель. Ваше имя стало часто мелькать на страницах газет, вы давали интервью, в которых очень критически высказывались в адрес областного департамента образования. Не корили ли вас чиновники, мол, Ганелин получил награду и осмелел, зарвался?
- Лично мне никто ничего не говорил, потому, что никто из чиновников со мной не общается.
- А как отнеслись коллеги к вашей внезапной публичности?
- Я могу, конечно, обманываться, но вроде бы ничего такого не они высказывают. У меня со всем коллективом достаточно хорошие и ровные отношения. Хотя это, конечно, лично мои наблюдения. В коллективе у меня никаких проблем нет. А вне коллектива как-то некогда, да и не с кем общаться. Насчет же внезапной публичности и известности моих слов – так я и раньше так высказывался. Может быть, просто в прессе это не так обозначалось, тогда внимания со стороны журналистов ко мне было меньше.
- В своё время вы говорили, что хотели бы продолжать работать в лицее и после выхода на пенсию. Но в то же время высказали опасение, что вам этого не позволят сделать, законы у нас таковы, что работающего пенсионера могут быстро без объяснений уволить. Сегодня эти опасения по поводу будущего у вас остались, или всё-таки перспектива дальше работать прояснилась?
- Мне 63 и я с этого года уже на пенсии, и пока что прогноз не оправдывается. Уволить не рискуют. Но тут всё довольно запутано. Чисто юридически принимает на работу и увольняет директор, но он ничего без согласования с управлением образования сделать не может. К тому же и у директора неопределённость. Он заключил годичный контракт, который заканчивается в январе. И как там будет дальше, продолжат с ним контракт, или нет, трудно сказать. У нас раньше лицей относился к городскому управлению образования, а сейчас к областному департаменту. В общем, всё непонятно. Но относительно себя могу сказать, что пока работаю, и вопроса об увольнении никто не ставил. Так что прогноз не оправдывается.
- В этом году у вас появился еще один известный ученик, ставший призером международного уровня.
- Да, но это не только Кайрат Жубаев. Их много, просто они замаскированы. В этом году мои ученики по математике в целом завоевали много медалей самого разного достоинства, в том числе и международного…только Кайрат завоевал 7 медалей. И не все из них учатся у меня. Кто-то учится в лицее, но не в моём классе, кто-то из другой школы. Но, тем не менее, они мои, потому что я их готовил. Например, на юниорской олимпиаде по математике в Греции наш лицейский ученик Нурлан стал бронзовым призером. Он не из моего класса, но готовил его я. Даулет Жангозин из 10 школы завоевал две бронзовые медали на международных олимпиадах. У меня же на данный момент вообще нет своих учеников, потому что я в этом году выпустил 11-й класс, и никакого другого 10-го или 11-го класса не взял. Все, с кем я сегодня занимаюсь, они не мои ученики, как таковые. Не я у них классный руководитель и не я учитель математики.
- Однако сегодня идет набор в вашу авторскую школу математики. Расскажите об этом проекте, что он будет собой представлять? Это что-то новое для нас, или же нет?
- Исток идет от циркуляра министерства образования, которым по каждой области оно рекомендует открыть авторские школы на базе того, или иного учителя. И в частности, по Павлодарской области, по математике в нём была рекомендовано, чтобы была открыта моя авторская школа. Циркуляр этот вышел с год назад, и он достаточно долго не доходил до нашего лицея. Мы узнали о нём где-то к весне.…. Объявили набор в школу, который сейчас на данный момент и ведем. Уже набрали где-то 12 ребят. Школа будет представлять собой разновозрастной класс, где будут учиться ребята 6-7 классов. В плане новизны здесь ничего абсолютно нового нет. У меня был уже подобный класс, который я вёл. Куат он как раз из такого класса. Так что опыт в этом деле у нас имеется.
- То есть это, по сути, класс с углубленным математическим уклоном?
- Да. Но там будет своя программа. Подразумевается, что учитель в этой школе сможет в полной мере применить свои наработки и приёмы. Мы постараемся учесть опыт нашего бывшего лицейского математического класса и избежать в авторской школе допущенных в нём ошибок. Программы будут улучшены. Изменены определенные подходы и классификации учащихся. В частности, при отборе учеников будем применять еще более углубленную психодиагностику, чем тогда, когда мы набирали свой предыдущий математический лицейский класс. Будем внимательнее следить за тем, чтобы учащиеся лучше подходили друг другу, чтобы в итоге получилась та комфортная среда, которая позволит наиболее полно раскрыть их способности. Более подробно рассказывать о педагогических тонкостях, углубляться в детали, я думаю, не стоит. Это предмет исследования для специальной статьи.
- Какой статус будет у этой школы? Она будет обособлена, или займет какое-то место в структуре лицея?
- В части действия правил, распорядка и расписания, она будет как обычный разновозрастной класс. Никаких особых условий и особого помещения не будет. Юридически этот класс также никак не будет отделен от лицея. Связано это с тем, что для получения какого-то правого статуса требуется преодолеть слишком много всевозможных бюрократических препонов. Нам это ни к чему. Еще не известно, получится ли что-нибудь из всего этого? Набор идет довольно медленно, что понятно – не все же дети талантливы в математике. А если не наберем нужного количества ребят, это порядка двух десятков, то к чему тогда вообще будет открывать такой класс?
- Давид Григорьевич, ваши ученики знают вас не только как учителя математики. Вы ведь еще готовили к защите с Михаилом Шейниным литературные проекты. Сейчас, когда ваш коллега Шейнин уезжает в Австралию, с кем вы будете готовить проекты, и будете ли вообще?
- Нет, больше не буду.
- Почему? Это связано с отъездом Шейнина, или вашей загруженностью?
- Нет, ни с тем, ни с другим. Просто мы в этом году готовили с Михаилом Зиновьевичем два проекта, и они дружно были провалены областной комиссией и её председателем. Провалены, по нашему мнению, без всяких на то оснований. Все возражения председателя комиссии, его аргументация были совершенно несерьезны и, на мой взгляд, необъективны. На городской олимпиаде оба проекта получили хорошую рецензию преподавателя ПГУ Шафера и получили максимально возможное количество баллов - по одному проекту это было 98 из 100. На областной же олимпиаде их даже не допустили до защиты. Мы не спорим, две разные комиссии могут разойтись в оценках. На два, три, ну максимум десять баллов. Но когда эта разница в два с лишним раза, то это уже вызывает не просто недоумение, а серьезные подозрения в преднамеренном занижении оценки. Мы с Шейниным по этому поводу встречались на аудиенции с руководством павлодарского филиала «Ертiс дарыны» и высказали своё недоумение по этому поводу. Оно в свою очередь пригласило к нам руководителя областной комиссии. Однако, те объяснения, которые он нам представил, выглядели настолько неубедительно, что у нас сложилось мнение о некомпетентности и предвзятости комиссии и её председателя. И пока её состав не будет полностью сменён, смысла дальше участвовать в защите литературных проектов я не вижу. Тоже самое и с предметной олимпиадой по математике, на которой, видимо по негласному указанию, учеников Ганелина не пропускают. Так что пока и там не сменится областная комиссия готовить для олимпиады своих учеников нет смысла.
- Как же тогда вашим ученикам пробивать себе дорогу и заявлять о себе, ведь победы на олимпиадах это основной показатель результативности для нашей образовательной системы?
- Я думаю, что у наших местных чиновников от образования не всё получается, как им хотелось бы. Им бы хотелось, возможно, чтобы и Кайрат не прошел. Но в республиканском научно-практическом центре «Дарын» знают об этой сложной ситуации в нашей области и поэтому они всегда через голову областных чиновников приглашают моих учеников на международные и республиканские олимпиады. Так кстати и было с Кайратом. А когда он стал призером международных олимпиад, то умалчивать о нём на областном уровне было уже невозможно. Кроме того, на олимпиадах по математике ведь срезать ученика, или снизить балл сложно, потому что здесь если задача решена, то она решена. Плюс, на ней разрешаются апелляции. Это не литература, где могут быть два и больше мнений и при оценке проектов апелляции не принимаются.
- Не устали бороться с чиновничьей предвзятостью и пробивать дорогу талантливым ребятам?
- Как тут сказать? Просто работаешь себе и всё. Потому что надо. Если бы в нашей стране пенсии были не символическими, а такими, на которые можно было бы жить, то я бы может уже отдыхал. Но поскольку работать надо, то я работаю. И работаешь ведь не с камнями, а с детьми. Понимаешь, что эти дети, когда приходят в лицей, в этот класс, они надеются на тебя. А это всё сопряжено с борьбой. Поэтому работаем и боремся … за их талант, за их надежды.
Беседовал Александр БАРАНОВ